18+
Все новости

Ирина Понаровская «Работа, поиски, сомнения»

'ИринаВ сороковых годах большой популярностью пользовался ленинградский эстрадно-джазовый оркестр Виталия Понаровского. Многочисленные любители эстрадной и джазовой музыки, взыскательные ленинградские джазмены с неизменным удовольствием посещали концерты этого коллектива. Виталий Понаровский не только дирижировал своим оркестром. Талантливый музыкант выступал в нем как пианист, аккордеонист и певец. Такой универсализм в те годы встречался довольно редко.
Вместе с Понаровским в оркестре одно время работала его жена Нина Николаевна Арнольди, но затем она «ушла в классику», став концертмейстером специальной музыкальной школы при Ленинградской консерватории, которую супруги в свое время закончили. Мать Ирины Понаровской как пианистка, отец — по классу виолончели.
Квартира Понаровских в Ленинграде могла служить своеобразной иллюстрацией к шуточной песенке Леонида Утесова:

Я живу в озвученной квартире,
Есть у нас труба и саксофон.
Громкоговорителей — четыре,
Из-под каждой двери — граммофон.


Место трубы и саксофона с успехом занимали два рояля, арфа, виолончель, аккордеон и контрабас, но громкоговоритель и граммофон честно служили своим хозяевам, пока их не вытеснили более современные проигрыватели, транзисторы и магнитофоны. Еще хорошо, что квартира была отдельной, не то соседям пришлось бы довольно часто повторять последнюю строчку из этой песни, с отчаянием пропетую Утесовым: «Я с ума от музыки схожу!»
В семье никто и никогда от музыки с ума не сходил. Музыка — любовь и профессия родителей — стала делом жизни дочери. И было бы, наверное, удивительно, если девочка, родившаяся и выросшая в атмосфере, до предела заполненной звуками музыки, не стала музыкантом. Все-таки гены есть гены, и, как только выяснилось, что девочка музыкально одарена, родители стали понемногу обучать ее музыке сами, а в семь лет отдали в музыкальную школу, в класс фортепиано.
Все шло чудесно. И вдруг, совершенно неожиданно для родителей, Ирина влюбилась в арфу, заявила, что будет учиться играть только на ней, а «противный» рояль ей ни к чему. Нина Николаевна, исчерпав все мыслимые и немыслимые доводы против, вздохнула и перевела дочь в класс арфы. Так Ирина одержала первую в своей жизни победу.
Опять все было чудесно. И — опять! — вдруг... На этот раз вмешались врачи. Обнаружив заболевание сердца, они категорически потребовали сменить инструмент, так как во время игры музыкант все время держит тяжелую арфу на левой стороне груди. Ирине пришлось пережить первое горькое разочарование и вернуться к нелюбимому в те годы фортепиано.
Ирина Понаровская вышла из стен школы пианисткой и поступила в Ленинградскую консерваторию на фортепианный факультет. Прошло чуть больше двух месяцев учебы, как — еще раз «вдруг»! —. в ее жизнь вмешался «его величество Случай», круто изменив творческую судьбу семнадцатилетней первокурсницы.

Вот как об этом рассказывает сама Ирина:
— Поскольку мои родители — профессиональные музыканты, у них, естественно, много друзей в музыкальном мире. В том числе, в мире эстрады. Однажды отец встретил на улице старого приятеля, с которым вместе работал долгие годы. Это был Анатолий Васильев, художественный руководитель «Поющих гитар». У них начался обычный разговор: как живешь, как семья, что на работе. Васильев по-дружески пожаловался отцу, что, мол, певица нужна, место в ансамбле пустует, а на носу гастроли. Отец и говорит ему: «Может, послушаешь мою Ирку? Вдруг она чего-нибудь может». Надо сказать, Васильев не знал, что я немного пою. Да и пением это в полном смысле назвать было нельзя. Так, с отцом у рояля... Что-то он мне показывал... Еще я пела на вечерах в школе, но редко, хотя лет с четырнадцати-пятнадцати петь хотела очень!..
— Больше, чем играть на арфе?
— К тому времени я уже снова играла на рояле... Ну, короче говоря, Васильев решил меня послушать. Мы встретились шестого ноября, а через двадцать дней в Запорожье состоялось мое первое выступление с «Поющими гитарами».
Разговаривая с Ириной Понаровской, я подумал, какое великое дело — случай. И когда есть талант, почему бы ему не вмешаться и не предоставить человеку возможность проявить себя на два-три года пораньше. Ну, а если бы случай Понаровской не представился, пришла бы она на эстраду? Безусловно! Ей много дала природа и слишком велико было желание петь, чтобы все это осталось втуне.

Хочется обратить внимание читателей на слова Понаровской «...я немного пою». Хорошее слово «немного», особенно в устах человека, к моменту первого прослушивания два года серьезно занимавшегося вокалом под руководством такого педагога, как Лина Борисовна Архангельская. Понаровская и сегодня старается как можно чаще вырываться в Ленинград и проводить с Линой Борисовной два-три занятия, чтобы, по словам певицы, привести в порядок вокальное хозяйство, расшатанное многочисленными выступлениями. Хороший пример не только высокой требовательности к себе, но и уважения к своим слушателям. Певица никогда не позволяет себе выходить на эстраду в плохой вокальной форме, заранее зная, что готовит слушателям не самый удачный вечер.
Ирина Понаровская принадлежит к тем исполнителям, у которых есть «своя» публика. Это высокая награда артисту, и она тем выше, чем больше среди ценителей его таланта профессионалов. Ирина Понаровская признана профессионалами по многим причинам. Не перечисляя всех, остановлюсь лишь на двух: Ирина никому не подражает, хотя учится петь у многих и никогда не пользуется готовой популярностью песен, уже спетых советскими или зарубежными исполнителями. Казалось бы, чего проще — берется песня, скажем, очаровательного француза Джо Дассена, раз двести прозвучавшая по радио и телевидению, пишется для нее русский текст, немного изменяется манера исполнения, и зал с удовольствием аплодирует. Правда, невдомек горе-последователю, что мы аплодируем не ему, а хорошей песне — на аплодисментах ничего не написано,— зато не надо мучаться в поисках репертуара, срывать голос на бесконечных репетициях и так далее. Как говорил бессмертный дворник Никита Пря-хин из «Золотого теленка»: «Как пожелаем, так и сделаем».
Ирина Понаровская ищет только свое. И, к общей радости, часто находит. В настоящее время она «собирает» свой первый диск. Для будущей пластинки пишут музыку многие композиторы, в том числе Раймонд Паулс. Эта творческая встреча обещает быть очень интересной.

Продолжая разговор о репертуаре Понаровской, можно сказать, что он резко отличается от репертуара многих исполнителей. Ирина Понаровская не просто берет какую-то песню, выходит с ней на эстраду и поет. Она старается превратить каждую свою песню в «концерт в концерте», найти форму исполнения, присущую только этой песне. Найти, но не повторить ее в следующей, которая и сама по себе не должна быть похожа на предыдущую. Вот почему из двадцати предложенных Ирине Понаровской песен она выбирает одну. Если выбирает. Иногда песня ей в принципе нравится, но Понаровская просит композитора немного переделать, резче очертить какие-то грани или, может быть, поступиться внешне эффектной находкой ради усиления смыслового звучания. Увы, далеко не всегда композитор идет навстречу исполнителю. Чаще он обижается — «его учат писать музыку!» — и уходит к певцу или певице посговорчивей. К счастью, бывает и наоборот, когда композитор находит рациональное зерно во мнении певицы и через несколько дней приносит подчас совсем другую песню, которая может понравиться им обоим, а может вновь вызвать бурную дискуссию, без которых истинное творчество немыслимо.
Во время нашего разговора о репертуаре я коснулся темы шлягеров (использовав этот термин для обозначения низкопробной продукции) и даже не подозревал, какую реакцию это вызовет у Ирины.
— Вы говорите, шлягеры...— она произнесла эти слова очень медленно, вполголоса. Потом довольно долго молчала, словно раздумывала, стоит ли говорить очередному интервьюеру о давно наболевшем или отделаться ничего не значащим ответом.
— Шлягеры...— повторила она и вдруг почти выкрикнула: — Не могу я их петь! Не могу!! Все во мне переворачивается от пустопорожних текстов и мелодий. Я не понимаю, почему им так аплодируют?! Но аплодисменты всем хочется услышать, и я начинаю порой себя уговаривать: спой, дура, что тебе стоит? В конце концов, не умрешь от одного шлягера. Я выбираю какой-нибудь попристойнее и начинаю репетировать. Но каждый раз перед выходом на сцену понимаю, что спеть это не смогу ни за какие аплодисменты!..

Не обращая внимания на мои неуклюжие попытки перевести разговор в другое русло, Ирина Понаровская продолжала:
— Вы думаете, легко выходить и особенно уходить со сцены под стук собственных каблуков! Пять-шесть жидких хлопков в зале, словно пощечины. Даже хуже! Я через это прошла, но — все равно! — твердо убеждена: пусть на моих концертах в самых небольших залах три четверти мест будет пустовать, петь дешевку я не буду! А вы знаете, как слушают, когда поешь настоящую песню! Во время пауз в исполнении я слышу такую потрясающую тишину зала, такое напряжение!.. Кончаешь петь — несколько секунд тишина продолжается, будто люди в зале приходят в себя... И только потом начинают аплодировать. Поверьте, эти секунды тишины мне гораздо дороже грома аплодисментов.
В словах Понаровской нет ни грамма кокетства. Она прошла через неприязнь зала и через громкий успех, но «следуй своей дорогой, и пусть люди говорят, что угодно!» — так, кажется, сказал великий Данте. Ирина сознательно отказалась от легкого успеха, и одно это заслуживает уважения.
Еще Понаровская не переносит дилетантизма. Ее невозможно убедить в правомерности выхода на эстраду исполнителя, не имеющего представления о музыкальной грамоте, в активе у которого лишь более или менее приятный голос. Понаровская выслушала мои, к сожалению, довольно многочисленные примеры, и в противовес сказала только одно:
Алла Пугачева.
— Да, но у Пугачевой высшее музыкальное образование!
— Вот именно, «высшее музыкальное образование»! Обладая от природы великолепным голосом и огромным дарованием, она тринадцать лет шла к тому, чтобы стать Аллой Пугачевой! Как она училась! Сколько работала! Но сейчас я не знаю певицы, которая могла бы с ней сравниться. Пусть у нее не все одинаково ровно, но, когда Алла поет «Не отрекаются, любя» Вероники Тушновой на музыку Марка Минкова, это просто фантастика! За такое исполнение можно простить все.

— Вы начинали свой путь в «Поющих гитарах». Этот ансамбль впервые в нашей стране осуществил постановку зонг-оперы Александра Журбина «Орфей и Эвридика». Хотя со дня постановки прошло более пяти лет, скажите несколько слов об этой работе.
— Узнав, что я буду исполнять партию Эвридики, испугалась. Одно дело выйти и спеть несколько песен и совсем другое — исполнить оперную партию. Эстрадный опыт у меня был к тому времени небольшой, и мой испуг понятен. Но все прошло хорошо. Я влюбилась в Эвридику, исполнила ее больше ста раз и плакала, расставаясь с этой ролью. Когда мы встречаемся с Журбиным, я говорю ему с грустной улыбкой, что второй Эвридики у меня уже никогда не будет.
О зонг-опере писали очень много. Фирма «Мелодия» готовит к выпуску альбом с записью «Орфея и Эвридики», где главные партии исполняют Ирина Понаровская и Альберт Асадуллин. Наверное, скоро мы сможем слушать зонг-оперу у себя дома.
Сегодня работа над образом Эвридики для Ирины «дела давно минувших дней», но очень важный этап в ее творческой биографии. Поиск нового пути в искусстве привел ее в оркестр Олега Лундстрема, одного из корифеев советского джаза.
Ирина знает и любит джаз с детства. Кстати сказать, оркестр ее отца любители музыки называли не иначе, как джазом Понаровского. Одной из самых любимых исполнительниц Ирины уже много лет является Элла Фитцжеральд. Первая леди джаза — так называют эту замечательную певицу во всем мире уже многие десятилетия. Позднее пришли Жак Брель, Шарль Азнавур, Ширли Басси, Аретта Франклин.
— Что привлекает вас в творчестве именно этих исполнителей?
— Прежде всего огромный талант и поразительное умение внутренне участвовать в своих песнях, «жить» на сцене.
— В начале творческого пути вы, конечно же, пытались подражать своим кумирам. В чем это выражалось?
— Нельзя проснуться однажды утром со своим собственным стилем, всегда начинаешь с подражания. Я, если так можно выразиться, «примеряла» их стили на себя. Смотрела, что мне подходит, что — нет.
— Вы пришли в ансамбль в семьдесят первом году. Это было время вашего увлечения чудесной ленинградской певицей Лидией Клемент, к сожалению, рано умершей. Но ведь стиль «Поющих гитар» прямо противоположен стилю Клемент. Как вам удалось выйти из этого положения?
— Вы правы, интимность и приглушенность стиля Клемент абсолютно не соответствовали вокалу «Поющих гитар», его «агрессивной» манере пения. Пришлось много и серьезно работать, чтобы перестроиться.
Если уж речь зашла о моих любимых исполнителях, я должна обязательно назвать Барбру Стрейзанд, всем нам хорошо знакомую по кинофильму «Смешная девчонка» и чудесной пластинке, выпущенной в прошлом году фирмой «Мелодия» по лицензии компании «CBS». Если хотите, Стрейзанд —-один из моих идеалов современной эстрадной певицы. И еще Лайза Минелли. У обеих есть чему поучиться. Об Алле Пугачевой мы уже говорили. Могу добавить лишь то, что, когда Алла садится за рояль, я могу слушать ее до утра.
Хочу также сказать, что мне мало слышать исполнителя. Я должна видеть, как он исполняет, его манеру поведения, артикуляцию, подачу звука. Я учусь петь не только у женщин, но и у мужчин. Например, телевизионное шоу Тома Джонса, увиденное в Дрездене, помогло мне в работе над техникой владения голосом.

— Позвольте еще раз вспомнить семьдесят первый год, ваше поступление в консерваторию. Как вам удавалось совмещать классическую музыку в стенах консерватории с легкой на эстраде?
— С большим трудом, но удавалось. И то и другое отнимало очень много времени, но что-то одно бросить я не хотела. Приходилось брать академические отпуска «по семейным обстоятельствам», особенно во время съемок в мюзикле «Орех Кракатук» и в других фильмах.
— Несколько неожиданный вопрос, но, согласитесь, не каждый день встречаешь эстрадную певицу с консерваторским образованием: что вы играли на выпускном экзамене?
— Первый концерт Рахманинова для фортепиано с оркестром, Вторую балладу Шопена, Тридцать две вариации Бетховена и небольшие пьесы Дебюсси, Шостаковича и Щедрина.
— Из шести перечисленных вами композиторов два романтика и предвестник романтизма. Это показательно для ваших привязанностей в серьезной музыке?
— В определенной мере — да.
Ирина Понаровская успешно сыграла на госэкзамене в консерватории. До этого она не менее успешно выдержала экзамены по эстраде в Дрездене и в Сопоте. Конкурс в Дрездене оставил у Ирины более приятные воспоминания. Может быть, из-за большей камерности — он неширок по количеству участников,— из-за многих приятных и интересных встреч. В какой-то мере из-за чудесных оркестров, с которыми пришлось выступать,— симфоджаз радио и биг-бэнд под управлением Гюнтера Голлаша. Хотя, надо сказать, и Сопот не обидел Ирину ни встречами, ни оркестрами, ни тем более призами — «Гран-При» и титул «Мисс Объектив», присуждаемый фотокорреспондентами самой красивой и фотогеничной участнице. Приз в какой-то мере шуточный, но для женщины очень приятный...
Конкурсы остались позади, вновь началась работа, поиски, сомнения. Ирине Понаровской некогда почивать на лаврах, да это и не в ее характере. Сегодня она уже не удовлетворена созданным вчера, завтра будет недовольна сегодняшним. И так — каждый день.
АНДРЕЙ МУСКАТБЛИТ
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Ирина Понаровская
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Владимир Сорокин - На Дерибасовской открылася пивная
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция