18+
Все новости

Людмила Гурченко. Актриса

'Людмила

«Я — актриса. Я теперь знаю, что нашем деле...
главное не слава, не блеск, а уменье терпеть.
Умей нести свой крест и веруй. Я верую...».

Антон Чехов, «Чайка»

Да, именно так: из холодного, голодного военного детства с облавами, расстрелами, всем ужасом оккупации — бьющей через край радости, веселью, песенке «про пять минут» и «хорошее настроение», к черному платью с белой муфточкой, к своему первому громкому успеху. Это потом, позже, через много лет появятся на экране женщины, искалеченные войной, несчастные и счастливые одновременно, она сыграет их в фильмах «Двадцать дней без войны», «Сибириада», «Пять вечеров», «Особо важное задание». Сыграет, опираясь на воспоминания ощущения своего военного детства. Это будет потом. А сегодня — «Карнавальная ночь», сегодня — успех радостный, легкий, естественный, само собой разумеющийся. А как же могло быть иначе?! Ведь она — актриса! Она поет и танцует, как ее кумиры в старых довоенных фильмах — Любовь Орлова, Дина Дурбин... Сбылось то, о чем oна мечтала с тех пор, как помнит себя, - она стала актрисой, она снимается кино! И она делилась этим счастьем, этой радостью со всеми, и зрители не могли не ответить ей признанием и любовью. Она стала знаменитой, ее называли второй Любовью Орловой и светской Лолитой Торрес. А она была самой собой — первой и единственной Людмилой Гурченко. «Как неправильно, когда слава приходит к молодому актеру! Он еще ничего не умеет, он еще сырой материал. Слава меня изломала и оставила в полном недоумении...». Это Гурченко напишет спустя двадцать четыре года в своей повести «Мое взрослое детство». Да, слава оказалась бесцеремонной безжалостной — она внезапно появилась и также внезапно исчезла. Как часто бывает в кино, другим режиссерам захотелось повторить успех «Карнавальной ночи» и последовали фильмы-близнецы, где актриса как я - пела, так же танцевала, но успеха не было, потому что не было открытия, не было неожиданности. Нельзя повторить успех «под копирку», и Гурченко оказалась «без вины виноватой». Она бы не стала актрисой, не стала профессиналом, она была пока лишь материлом — замечательным, уникальным была бессильна что-либо изменит только чувствовала, что уходит успех, уходит популярность и постепенно все утверждаются в мнении, что ее потолок в творчестве уже состоялся. Понимание этого стало для актрисы тяжелым испытанием, но оно же заставило ее искать выход и работать, работать несмотря ни на что.

'ЛюдмилаОна пробует себя в ролях драматических, острохарактерных, гротесковых. И все они стали ее актерской удачей, почти обо всех упоминалось в прессе, говорилось, что каждой из них по-новому раскрыла актриса Людмила Гурченко, но судьбу ее в кино они не изменили.
Нужна была роль, которая бы кардинально изменила представление о возможностях актрисы. И такую роль она сыграла в 1973 году в картине «Стары стены». Ее героиня — директор фабрики, умная, деловая, энергичная, спокойная, даже несколько суховатая женщина, немолодая, не очень удачливая в личной жизни, — как все это несовместимо с ее веселыми музыкальными героинями. Неужели это Людмила Гурченко? Та самая, из «Карнавальной ночи»?! Успех был безоговорочный, абсолютный и такой долгожданный. Сразу осмелели режиссеры, и новые предложения не заставили себя ждать. Теперь они верили, что Гурченко можно все: от тончайшей психологической драмы до яркого гротеска и острой эксцентрики.
Именно теперь пришло время ее «военных» женщин, именно она открыв на экране это поколение женщин войны, именно она сыграла их такими, какими они были, какими сохранили их ее детское сердце, ее детская память. И сегодня после фильма «Пять вечеров» французская пресса называет ее «московской Жанной Моро». Но не забыта актрисой и ее альма-матер — музыкальная комедия. Мюзикл: «Мама», «Табачный капитан», «Небесные ласточки», «Красавец мужчина», телевизионная программа «Бенефис Людмилы Гурченко», где она сыграла сразу около двадцати ролей, напоминают о том, что эта актриса могла бы создать эпоху в музыкальном жанре. А композитор Евгений Птичкин работавший с ней в картине «Особо важное задание», уверен, что она сама могла бы быть большим, настоящим музыкантом. А недавно на телевидении Гурченко выступила в программе «Песни военных лет». Она давно мечтала спеть эти песни, ведь они — частица ее детства, они во многом сформировали ее как актрису и как человека. Удивительно исполнила их Людмила Гурченко! Трепетно, искренне, без ненужной стилизации, раскрыв их изначальный смысл, их душу.
'Людмила

Опубликована ее автобиографическая повесть «Мое взрослое детство» — открытая, пронзительная, безжалостная по отношению к самой себе, честная и чистая исповедь очень мужественного человека.
— Эта повесть появилась от потребности объяснить себя людям, самой себе, объяснить свои корни, рассказать о профессии, о месте актера во времени. И эту потребность заметили во мне другие люди, не я.
Все, что здесь было сказано, это мое, журналистское, в чем-то, безусловно, субъективное представление об этой актрисе. Чтобы портрет был более исчерпывающим, я предоставляю слово самой актрисе. Пусть она дополнит его...

— Чему вы обязаны своим успехом?
— Опыту, умению терпеть, умению дождаться. Дождаться того времени, которое стало моим, когда все мои возможности, способности вдруг понадобились...

— Ваша актерская удача и неудача?
— Неудач было так много, что и вспоминать не хочется. А удача? «Старые стены» —удача. Я впервые была собой, но это не значит, что я играла «себя». Напротив, это было абсолютное перевоплощение — и актерское, и человеческое, но впервые после долгого перерыва я играла то, что хотела. И еще — я почувствовала доверие публики ко мне.

— Каким вам представляется идеальное существование актера в кино? Если оно, конечно, возможно...
— Возможно. Только при режиссере, операторе, композиторе, художнике, которые создадут условия такого идеального существования. А это вполне реальная задача.

— Идеал режиссера — каков он, на ваш взгляд?
— Тот, с которым может возникнуть высокое духовное взаимопонимание, тот, который, как скульптор, сможет отсечь все лишнее в актере и оставить то, что нужно именно сейчас, именно в этой роли...

— Есть ли у вас кумиры?
— Сейчас нет. Для меня кумир — это актер, которого я не понимаю, вернее, не понимаю, как он строит роль. Эта тайна всегда в простоте исполнения. Все кажется доступным, а мне непонятно, как он это делает, я не вижу «швов». Всегда восхищалась Алейниковым, также осталась для меня загадкой Раневская в «Мечте» Ромма. Мне нравится все то, чего я не умею сама. Люблю талантливых людей и не понимаю, что такое зависть. Могу только восхищаться ими, ибо они заставляют меня идти дальше, не стоять на месте...

— Ваши зрительские симпатии и антипатии?
— Интересно все, что меня волнует, интересно, если после просмотра фильма или спектакля появляется желание обновления. А не принимаю, естественно, все то, что не вызывает таких эмоций.

— Какую роль, по-вашему, должно играть искусство в жизни людей?
— На мой взгляд, половина человеческой жизни должна быть занята искусством. Я боюсь людей, которые не любят искусство, они бедны и неинтересны мне.

— Вы много бываете за рубежом. Какие страны, какие поездки произвели на вас наибольшее впечатление?
- Главное для меня — почувствовать, насколько ритм страны направлен в сторону искусства. И чем эта направленность интенсивнее, тем страна духовнее. В последние годы я была в Чехословакии, Венгрии, США, Франции, Индии, Колумбии, Канаде. Это разные поездки, разные впечатления. Очень самобытная, ни на что не похожая страна— Индия. Она настолько необычна во всем, что эта поездка осталась для меня как наваждение, как что-то ирреальное. Страна контрастов!.. Сильное впечатление произвела на меня Латинская Америка. Фестиваль в Картахене, в Колумбии,— это свой мир и тоже ни на какой иной не похожий...

— Как вы относитесь к своей популярности?
— Очень тоскливо. Когда я почувствовала ее вкус, она ушла. А сейчас она мне ничего не дает, кроме лишних осложнений в жизни. Конечно, и успех, и популярность нужны актеру, и тот, кто лишен честолюбия,— не актер, но ко мне она пришла слишком рано...

— Ваши привязанности и увлечения?
— Больше всего на свете люблю свою профессию. Хороший фильм — это моя программа, не в буквальном смысле, конечно, но в смысле ориентира в искусстве.

— Есть ли у вас привязанности на эстраде?
— Люблю Нани Брегвадзе. Певица с удивительным чувством меры, вкуса, такта.

— Ваш жизненный девиз?
— «Давай дальше», как говорил мой папа! Никогда не оглядывайся назад, сделала ошибку — сделай вывод и иди дальше. И я всю жизнь следовала этому девизу, и он ни разу меня не подвел.

— Что вы цените в людях?
— На каждом жизненном этапе — разное. Я постепенно возвращалась от самых высоких требований к людям — к самым естественным: доброта, искренность, умение терпеть друг друга, а как праздник — взаимопонимание, которое надо уметь сохранить.

— Какие качества для вас абсолютно неприемлемы в людях?
— Неискренность, двуличность. Когда человек «себе на уме». Еще неврожденная (если можно так сказать) интеллигентность, то есть претензия на интеллигентность. Не люблю бесталанных людей.

— Ваши слабости?
— Я не практичный человек. У меня везде провал, когда это не касается профессии.

— Ваши недостатки?
— Нетерпимость к чужим недостаткам. Невыдержанность.

— Ваши достоинства?
— Самостоятельность.

— Какие качества цените в мужчине?
— Те, которые мне ни разу не довелось встретить. Я не встретила мужчину, за спиной которого могла бы отдохнуть.

— Любовь — что она значит для вас?
- Я всегда мечтала любить одного человека, но так не случилось. Умение любить — это тоже талант, у меня он есть, но, когда я поняла, что мой талант не найдет объекта, я отдала его работе. Я люблю людей, с которыми я работаю, люблю своих партнеров.

— Как вы относитесь к моде?
— Безумно люблю одеваться, как, впрочем, наверное, каждая женщина.
Люблю новые вещи. У меня это всегда возбудитель — одежда и музыка. Когда выхожу на улицу, не люблю, чтобы на меня обращали внимание, стараюсь быть незаметной. Но когда я на концерте, я — эталон. Актриса всегда несет с собой моду, время, вкус — эпоху. Я не следую слепо за журналом мод, а дорабатываю все на себя. Люблю, когда смело, на грани гротеска одевается молодежь. Быть хорошо одетой — это искусство.

- Сожалеете ли вы о чем-нибудь?
— Сожалею, что мало работала в музыкальных фильмах. Очень сожалею.

— Где вы себя чувствуете лучше всего и где хуже всего?
— Лучше всего — на съемочной площадке музыкального фильма и в студии звукозаписи. Хуже всего — когда нет работы. Как люди, пережившие в войну блокаду, всю жизнь потом боятся голода, так я испытываю постоянную жажду к работе, отсюда— чувство неуверенности в себе...

— Бывают ли у вас минуты отчаяния?
— Они связаны только с отсутствием работы.

— Вы счастливы?
— Вот, кажется, все хорошо. Я заканчиваю сейчас новый фильм и, наверное, могу сказать, что я счастлива. Но уже появляется мучительная тревога — какой будет следующая работа? И как только это я узнаю, я отвечу: я счастлива!

Не знаю, создает ли это интервью то впечатление о Людмиле Гурченко, которое она вызвала у меня. Мне кажется, ни одно интервью, каким бы полным оно ни было, не в состоянии точно дать многоликий, ускользающий образ этой актрисы.
После первого знакомства она оставила у меня впечатление человека-фейерверка, человека-праздника. Заражающее веселье, остроумие, мгновенные, очень точные мини-пародии — и во всем немного игры, немного стилизации и изящнейший артистизм! «Стопроцентная актриса»,— сказал о ней Никита Михалков и точнее не скажешь. И вдруг — ее повесть. Военное детство с его трагизмом, с плохим и хорошим, прекрасным и отталкивающим неожиданно, годы спустя, преломилось в образах ее героинь. Стали понятны истоки ее первого успеха и вся ее непростая актерская судьба. Людмила Гурченко вдруг предстала человеком сильным и мужественным. «Страдание обостряет талант»,— заметил Гоген. Теперь для меня эта фраза стала не отвлеченно-красивой, а живой. ...Она снялась в пятидесяти фильмах и, кажется, не оставила без внимания ни один жанр, ни одно амплуа. И тем не менее кинематограф снял только самый верхний слой породы, а все многообразное богатство ее актерской и человеческой натуры еще остается неразработанным. Значит, ее открытие зрителями будет продолжаться. Потому что она — актриса, потому что для нее кинематограф — не только форма самовыражения, но и форма существования. Единственно возможная.
Евгения Бартенева
Фото Игоря Гневашева
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Людмила Гурченко
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Миша Комаров - Ты прости
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция