18+
Все новости

Эдита Пьеха и ансамбль Дружба

Вокально-инструментальный ансамбль «Дружба» возник более двадцати лет назад как самодеятельный студенческий коллектив. Все эти годы им руководит талантливый композитор и дирижер Александр Броневицкий. Работа в ансамбле стала для солистов, пришедших из самодеятельности, подлинной школой мастерства. Коллектив отказался от идеи подражать кому-либо, использовались песни, уже известные на эстраде. „Дружба" стала первым .в стране молодежным „театром песни". Каждый ее концерт —это маленький эстрадный спектакль со своей стилистикой, своей поэтикой, своим кругом образов. С нашими читателями беседует ведущая солистка ансамбля заслуженная артистка РСФСР Эдита ПЬЕХА.

Психологи считают, что характер человека складывается к шести-семи годам, тогда же определяются и его основные пристрастия. У меня же не было в том возрасте и позже даже мысли, что стану певицей. Ею стала случайно. А пела я всегда. Мама любила петь под аккомпанемент мандолины. Традиция такая была в семье: когда немного весело, когда маленький праздник — Новый год, чей-нибудь день рождения или просто собрались друзья, — непременно возникала песня. Да я и не умела иначе выражать свою радость, свое хорошее настроение. Только через пение, через песню. Помню школьный хор. Вначале я пела робко, вторым голосом, потом стала смелее, увереннее. И участие в хоре Ленинградского университета. Репетиции, выступления доставляли мне большую радость. Я сейчас только поняла, какую огромную роль играет в формировании певца хоровая школа. Хор, и только он, может научить любить и понимать песню, музыку. Всем любящим петь советую — пройдите эту замечательную школу. Потом наступил момент, когда песня стала моей работой. Но когда бываю усталой или просто песня трудно дается, вспоминаю, как пела тогда.

Я откапываю свои записи, чтобы воскресить в себе свое настроение, свое состояние непринужденности. Потому что это состояние было правдивое, настоящее. Часто слушаю молодых певцов, только еще приобщающихся к песне, и меня не устраивает нередко их неестественность, их ложное понимание профессиональности как набора готовых штампов, позаимствованных у знаменитостей. В искусстве надо идти только от себя, от своего ощущения, от своих переживаний. Чужое — всегда фальшиво. За двадцать лет работы Эдита Пьеха сложилась как певица романтическая, со своей законченной романтической программой. Она поет о правде чувства, правде ощущения и предчувствия, правде полета души и правде душевной ранимости. Обратите внимание, она широко использует ставшую одним из главных ее приемов стихотворную лесенку, когда она не рифмует слова в строчке, а выделяет для каждого, имеющего на то право слова свою строчку: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу!»

Верная своей романтической тенденции и обладая при этом прекрасным певческим голосом, выразительным, глубокого тембра, очень характерным в своем нижнем регистре, она каждую цезуру осмысливает музыкально. Богато интонирует каждое слово, каждое окончание строчки. Это рождает не только точность и глубину прочтения, выкристаллизовывает смысл песни, но и рождает некий музыкальный образ, не всегда совпадающий с прямым смыслом текста, а становящийся либо ее подтекстом, либо вторым смыслом. Причем этот второй смысл обычно содержит в себе поэтическое начало, оторванность от всякой конкретности и выявляет лишь логику чувства, его поэзию или его метафорический выход. Ее «полетность» в песне имеет романтическую окраску, ибо субъективность чувств и ощущений, неповторимость этой субъективности играет в песне ведущую, если не решающую роль. Она поет и лирические, и ли-рико-гражданские, и гражданственно-пафосные песни, поет о событиях, людях, о природе, рассказывает о том, что было вчера, позавчера, давно, что происходит сегодня, что будет завтра, но в каждой песне ведущим оказывается осмысленность рожденного содержанием песни ощущения, его всеобъемлющий характер. Нередко о нашем ансамбле пишут именно как о «театре песни». Нас хвалят (или, наоборот, ругают) за необычность мизансцен, за динамическую выстроенность каждой песни с точки зрения ее внешней выразительности.

Мне же представляется, что мы можем называться прежде всего «музыкальным театром». Поиски смысла песни, музыкальное решение образов, глубина и конфликтное выявление этих музыкальных характеристик — вот что такое «театр песни», на мой взгляд, в первую очередь. И я каждую песню рассматриваю прежде всего как музыкальный рассказ о жизни человека. У меня нет универсального метода работы. Никогда голосозвучание не было для меня самоцелью. Считаю занятия вокалом обязательным для каждого певца. Но это проблема воспитательная, образовательная. Над песней же я работаю прежде всего как актриса. Мне важно почувствовать, увидеть реальный мир той правды, которая родила песню, угадать ее образы, утвердиться в правомерности того образа, от имени которого поется песня и кому точно она адресована. Я всегда работаю с Броневицким. Он не только композитор, аранжировщик, но и режиссер, который мои романтические страсти укладывает в конкретные звуковые и сценические формы. Репетиции бывают нередко страшно изнурительными — не дается образный строй песни: ведь это же не просто соединение стихов и музыки, это особое, третье качество. Если не дается, не достигается третье качество — слитное, единое звучание слова и музыки, песни нет, есть ее подобие, камуфляж и нет искусства... Иногда песня рождается сразу, но так бывает очень редко. Обычно труд, труд и труд. Строгий глаз Бро-невицкого немедленно замечает всю неправду. И бывает, что эту неправду сама не ощущаешь, тогда это самое страшное. Тогда снова и снова репетиции, начинаешь все сначала.

Песня — это тот маленький спектакль, в котором все: и образы, и конфликт, и столкновение героев, и рождающиеся эмоции, и страсти — происходит на очень небольшом «плацдарме». Поэтому каждое слово и каждая интонация должны быть максимально выразительными. Но нельзя искать выразительность без внутреннего ощущения смысла самой песни и развития актерской задачи. Я всегда должна точно знать, кого люблю, кого ненавижу. Должна точно понимать, во имя чего «делаю» песню. И тогда-то вся страсть души оказывается призванной выполнить эту задачу. Все средства актерской выразительности хороши, если они помогают раскрыть мысль, эмоции. Но и средства выразительности должны быть своими. Образ, от имени которого я пела песни, несколько раз менялся. «Гитара любви», «Мой Янек», «Чайка смело пролетела», «Когда идешь ты на свидание», «Каштаны» — эти песни исполняла задорная и счастливая студентка, моя героиня, она пела их по-своему, вопреки традициям. Потом в этот легкий, хотя и взволнованно-таинственный, мир въезжает «Красный автобус» (польский композитор Шпильман). Он врывается вместе с низким, грубоватым голосом, резкими синкопами и смешной физиономией веселого мальчишки, другого моего героя. Так моя романтическая героиня впервые выступает в роли травести. К началу 60-х годов вместе с песней Флярковского «Если я тебя придумала» появился еще один образ. У новой героини обнаруживается вдруг личная и гражданская «биография», ощущение значительности пережитого, желание поделиться этим с другими. Этот период ознаменован песнями: «Мама», «Город детства», «Облака», «Это значит любовь» А. Броневицкого, «Шаги» М. Флярковского и Р. Рождественского, «Песня остается с человеком» А. Островского и И. Шаферана. «Песня остается с человеком» Пьеха пела как бы споря сама с собой, словно бы спрашивая себя и отвечая самой себе, словно бы два голоса в одном человеке. Это полетное: синим рекам; звонкое и счастливое вдруг встречалось с более жестким, ироническим, как бы пропитанным горечью: утром звезды гаснут без следа. Пьеха не случайно избрала для этой песни очень неторопливый ритм, а каждое слово произносила с особым значением. «Второй план», подтекст слова «звезды» обозначал отнюдь не «небесные светила».

Строчка звучала сухо, почти как приговор: без следа... А потом рождалась интонация мягкая, звук словно бы обретал пластичность, «невесомость», был объят теплом, обаянием актрисы: Только песня остается с человеком. Это по-особому произнесенная «песня» звучала синонимом «правды». Окрашенное особенной лирически-доверительной интонацией, слово вдруг обрело точный смысл, зазвучало просто, естественно, уверенно и мужественно. А главное — как свое собственное, выстраданное. Как концепция жизни. И поэтому-то с таким затаенным дыханием мы слушали историю этой песни-правды и соглашались, не могли не согласиться, что в любых самых трудных делах песне ты не скажешь — до свиданья, песня не прощается с тобой. Финал звучал гимном правде, и это был именно гимн романтической певицы, потому что ей дано было убедительно, интонациями, жестом, мимикой, всем своим существом доказать, что правда чувства, правда мечты, правда и реальность человеческого ощущения мира—всегда с человеком. Кроме голоса и музыкальности, песня требовала тонкости и чистоты интонирования. Она требовала актерской филигранности. Пьеха еще и еще раз доказала свою способность к решениям тонким, изысканно-артистичным, жизненно-серьезным.

Пьехе свойственно публицистически острую, «сиюминутную» тему поднимать до больших обобщений, нежели это подчас заложено в песне. В значительной мере именно от ее артистической требовательности идет неизмеримое улучшение качества публицистической песни, приход в это искусство и постоянная работа в нем выдающихся советских поэтов и музыкантов. «Огромное небо» О. Фельцмана и Р. Рождественского — песня о советских летчиках, их нелегком труде, их постоянном риске и готовности к подвигу — была впервые спета на гастролях в Перу, после того как погиб советский «Антей», который летел с грузом помощи местному населению, пострадавшему от стихийного бедствия. Летчики могли прыгнуть и спасти свою жизнь. Но они летели над городом. И город мог понести жертвы от падающего самолета. Они решили погибнуть, но вывести самолет за город — вот о чем эта песня. О профессиональной чести, о героизме профессии. Мне хотелось прочитать ее как песню о чести советского человека, как гимн человечности, для которой честь и ответственность за судьбу других людей выше собственной жизни: беда подступила, как слезы, к глазам — однажды в полете мотор отказал. И надо бы прыгать — не вышел полет.

Но рухнет на город пустой самолет... Горькое, с самоиронией «не вышел полет» не допускало в трактовке образов летчиков внешней пафосности, их образы виделись мне мужественными. И в строчках «Огромное небо, Огромное небо Одно на двоих» звучала не трагическая безысходность, а гимн великому мужеству человека. Я получаю много писем. В одних письмах от летчиков «спасибо» за прославление их героической профессии. В других, а их большинство, благодарность за напоминание о тех высших проявлениях человеческой совести, за утверждение которой надо платить жизнью. Я очень бережно отношусь к письмам людей, для которых пою. В этих посланиях — смысл и счастье моей работы. Особое отношение к письмам, в которых мои слушатели (и особенно слушательницы) спрашивают о том, как стать актрисой или как работать над песней. Я старалась сегодня ответить на эти вопросы. Еще и еще раз повторю: стремитесь всегда понять, почему вам дорога та или иная песня. Не исполнение, а сама песня. Попытайтесь сказать через песню что-то важное вашим слушателям — пусть их будет два, три, один человек, ваши друзья, ваша семья. Старайтесь петь по-своему, так, как слышите, как чувствуете сами. Именно «свое», естественно и талантливо выраженное, и становится «всеобщим». Так поет Пьеха и нежную лирическую «Наташку», и трагически-горькую «Вернись!», и песню-воспоминание «Баллада о хлебе», и песню-прозрение «Радуга», эллегию «Город детства» и почти пам-флетно-острую «Я к тебе не вернусь», раздумье «Так уж бывает» и гимн юности, весне — весне природы и весне человеческого сердца — «Белая лебедь». Постоянно новые города, новые страны, новые люди. Пьеха открывает в себе все новые грани дарования. Открывает их и в людях, своих слушателях. Это главное. Ведь ради этого, как она говорит, «только и стоит жить».
Запись беседы и комментарий к ней кандидата искусствоведения, Н. Смирновой
Клуб и художественная самодеятельность, ноябрь 1975
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Эдита Пьеха
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Владимир Сорокин - На Дерибасовской открылася пивная
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция