18+
Песни сибирской каторги

Песни сибирской каторги

+1313
В литературной серии «Русские шансонье» (издательство «Деком») выходит новая книга известного петербургского журналиста Игоря Шушарина: «НАПОЛЕОНЫЧ, шведский дедушка русского шансона». Новинка будет представлена на XVIII международной книжной выставке-ярмарке интеллектуальной литературе Non-fiction, которая пройдет в Москве с 28 ноября по 2 декабря в Центральном Доме Художника на Крымском валу. Ищите стенд Нижегородской области, там будет представлено издательство «Деком»!
Книга сопровождается подарочным компакт-диском, куда вошли отреставрированные записи песен каторжан со старинных пластинок начала ХХ века, а также современные трибьюты, записанные специально для этого издания. 1 декабря в 18.30 в рамках выставки состоится презентация новинки, а также второго издания бестселлера «Песни и развлечения эпохи НЭПа».
Предисловие для книги «НАПОЛЕОНЫЧ, шведский дедушка русского шансона» написал главный редактор серии «Русские шансонье» Максим Кравчинский. Предлагаем его вашему вниманию.

Песни сибирской каторги

Книга, которую вы держите в руках, выходит в литературной серии «Русские шансонье» под символичным номером 13, хотя, откровенно говоря, с нее стоило начать, ведь главного героя этого исследования журналисты давно прозвали «дедушкой русского шансона».
Вильгельм Наполеонович Гартевельд стал первым человеком в Российской Империи, который начал не только собирать и изучать каторжанский фольклор, но и вывел его на большую сцену.

И хотя сам исследователь настаивал на том, что его «этнографические концерты» преследуют исключительно научную, а не развлекательную цель, факт остается фактом: именно благодаря Гартевельду зазвучали более века назад со всех эстрад «песни каторжников, беглых и бродяг».
Конечно, знали и пели острожные баллады на Руси с незапамятных времен. Вспомним хотя бы песни Ваньки Каина. Но обозначить это явление в качестве самостоятельно музыкального жанра и вынести на суд широкой публики додумался только Наполеоныч, как с долей иронии называет своего героя автор этой книги, известный петербургский журналист Игорь Шушарин.

Почувствовав успех начинания Гартевельда по всей России, как сорняки на заброшенном огороде, тут и там стали возникать коллективы, распевающие каторжанские песни: «Хор каторжан №1», «Квартет каторжан Бориса Гирняка», «Хор каторжан п/у Макарова», «Сибирский квартет Гирняка и Шама»… Несть числа на российской сцене начала ХХ века было этих предшественников современных групп «Лесоповал» и «Бутырка». Модный каторжанский фольклор входил в репертуар и признанных звезд императорских подмостков. С легкой руки Гартевельда о «злой бродяжьей доле» запели Федор Шаляпин и Надежда Плевицкая, Лев Сибиряков и Мария Лидарская, Михаил Вавич и Александр Вертинский

Популярный жанр благополучно пережил революцию и в полный голос продолжил звучать в Советской России. Правда в угоду новым реалиям было слегка подкорректировано название – «песни каторжан» стали называть «песнями политкаторжан», а к «песням каторги» добавили весомое уточнение – «песни каторги и ссылки». Ведь, не секрет, что многие видные большевики лично и подолгу «изучали» острожный быт. При новой власти они не только встали у руля, но и создали «Общество политкаторжан», а при нем одноименный хор. Нетрудно догадаться, какой репертуар там исполнялся. Вплоть до середины 1930-х годов выходят пластинки, где, как и при старом режиме, на этикетках пишут - «песня тюрьмы и каторги», «каторжанская песня»; публикуются нотные издания и песенники из серии «Песни каторги и ссылки». Особой популярностью пользуется композиция «Замучен тяжелой неволей», под которой непременно указывают – «Любимая песня Ильича». Так что зерна, посеянные Вильгельмом Наполеоновичем, легли на благодатную почву. И хотя в дальнейшем жанр надолго загнали в подполье, это не помешало ему возродиться во всей, так сказать, «красе» (а подчас, и ужасе) в современной России. Споры о достоинствах и недостатках, на мой взгляд, тут излишни: какая жизнь – такие песни. Еще Максим Горький, кстати тоже приложивший руку к популяризации жанра, говорил: «Русская песня – русская история». Посему книга Игоря Шушарина – не только увлекательнейшее историческое исследование о похождениях талантливого авантюриста от музыки, обрусевшего шведа Вильгельма Гартевельда, ставшего основателем самого популярного (как к этому не относись, но с фактами не поспоришь) на российских просторах музыкального стиля, но и тот самый необходимый «кирпичик» в фундаменте исследования квази-жанра, известного сегодня под названием «русский шансон». И хотя сам наш герой певцом не был, выход книги о нем в серии «Русские шансонье», без сомнений, оправдан.

Книга Игоря Шушарина об одиссее Вильгельма Гартевельда – единственная на сегодня не только в России, но и в мире. Не будет преувеличением назвать этот труд «портретом на фоне времени». Ведь помимо детального (насколько позволяют весьма скупые источники информации) наблюдения за приключениями и злоключениями своего героя, Шушарин с не меньшей тщательностью воссоздает и красочный исторический фон, в интерьерах которого обитает множество известных персонажей: Чайковский и Шаляпин, Короленко и Балиев, Столыпин и… Карл XII. Автор относится к своему персонажу с любовью, сквозь которую, однако подчас пробивается ирония и даже сарказм. Но будьте внимательны – здесь нет издевки или осуждения, а есть лишь правдивая, без прикрас, попытка проследить жизненный путь одаренного человека, не лишенного при этом авантюрной жилки и стремящегося, когда блефом, когда хитростью или интуицией (но никогда подлостью!) прогнуть под себя «изменчивый мир».
Зигзаги биографии Гартевельда сплетаются в столь причудливый узор, что, откровенно говоря, читать о нем и его похождениях, мне было интересно и без песен. Но раз уж наш персонаж – музыкант, то разные мелодии неизбежно возникают по ходу повествования, превращая чтение почти что в просмотр кинокартины с удачно подобранными саунд-треками.
Замечу, что не стоит воспринимать Гартевельда исключительно в роли популяризатора каторжанской песни. Его заслуги на музыкально-просветительском поприще куда значительнее: он сочинял оперы, писал романсы для Шаляпина, изучал солдатский фольклор времен Отечественной войны 1812 года, Боевые песни балканских славян, etc. Просто лично меня, как редактора серии «Русские шансонье», в первую очередь интересует его «жанровая» ипостась.

Остается добавить, что по сложившейся традиции, книга сопровождается музыкальным приложением. Мы постарались сделать его максимально интересным и показать весь путь развития «песен каторги». На диск вошла добрая дюжина дореволюционных записей 1910-х годов ХХ века, несколько композиций с советских пластинок 1920-30-х годов и целый ряд старых острожных вещей в новом звучании, исполненных профессиональными музыкантами, друзьями автора, специально для данного издания. (Одну из них спел сам Игорь Шушарин).
Закрывает пластинку своего рода трибьют Вадима Степанцова (лидера группы «Бахыт-Компот») Вильгельму Гартевельду и его детищу. Ироничное музыкальное решение Степанцова лишний раз подчеркивает парадоксальность нашей русской жизни, где созданный шведом жанр «песен каторги» век спустя вырастает в странный гибрид под именем «русский шансон», под маской которого звучат все те же вечные тексты, пусть и на новые мотивы.
Это, пожалуй, все, что мне хотелось сказать. Включайте диск, открывайте книгу! Вам предстоит увлекательное путешествие во времени и знакомство с весьма неординарной личностью.
Максим Кравчинский (www.kravchinsky.com)

Комментарии
Добавить
  1. Александр Цаплин
    Александр Цаплин Гости 5 ноября 2018 19:51
    Теперь я точно посещу Центральный Дом Художника. С целью приобретения книги издательства "Деком"