18+
Все новости

Шансон интервью

Влад Зерницкий: «В Израиле шансон начался с религиозной радиостанции»

ЗЕРНИЦКИЙ ВЛАД (р. 15.04.1963 г.) – автор и исполнитель в жанре русского шансона родился и вырос в городе Жданов. После средней школы окончил Челябинское высшее военное автомобильное инженерное училище, служил в Армии. В 1994 году Влад Зерницкий эмигрировал в Израиль, где через три года записал дебютный альбом, выпустил его в 2004 году в серии «Совсем нерусский шансон», пел в ресторанах и концертных площадках, в 2000 году начал работать на радио, параллельно продолжает заниматься творчеством. Женат, есть дочь.
(из книги «Русский шансон: люди, факты и диски»)

- Влад, расскажите о себе, потому что кроме нескольких песен в исполнении Александра Кальянова, вы российскому слушателю не известны.
- Хорошо. На самом деле, моя музыкальная карьера складывалась с детства и далее параллельно моей карьере военной. И получилось так, что где-то в середине 80-х увлечение творчеством стало сильнее. Оно стало довлеть над службой в армии и далее совершенно неожиданно произошла эмиграция в Израиль. Было это октябре 1994-го. Эти перемены окончательно закрепили мою уверенность в том, что мне нужно заниматься музыкой. Мне повезло практически с первого дня в Израиле – я прилетел ночью, а уже вечером работал в ресторане. Разумеется, что с военной карьерой было покончено окончательно и я начал заниматься музыкой. Я десять лет подряд пел в «русских» ресторанах в Израиле, а первый свой альбом я записал в 1997 году. Благодаря этой стране я и смог это сделать, хотя, на самом деле, официально альбом смог опубликовать только в 2004 году. Получилось так, что оригинал песен альбома были украдены и возвращёны спустя какое-то время.
Возвращаясь к биографическим данным, расскажу кратко…. Я родился на берегу Азовского моря в городе Жданов, ныне он называется Мариуполь.

- Да, когда-то он еще был, кажется, Сталино Донецкой области, потом Жданов, потом уже Мариуполь…
- Нет. Сталино – это ныне Донецк, но продолжим. После школы я уехал из Жданова, поступил и окончил Челябинское Высшее военное автомобильное училище, после этого 10 лет служил в качестве офицера Советской Армии, обращаю внимание – тогда еще Советской (смеется). В 1994 году я уволился из Армии в звании «капитана» и почти сразу уехал в Израиль. В Израиле, если честно, я думал заниматься тем же самым, чем занимался и в Советском Союзе - автомобилями. Я пытался попасть по специальности в израильскую армию, но понял, что туда не стоит так уж сильно стремиться, и занялся музыкой. Сначала это все было несколько несерьезно, я не мог обеспечить себе жизнь и проживание музыкой, поэтому параллельно приходилось работать еще на одной работе, что было очень непросто на самом деле.
А потом в мою жизнь вошло радио, сначала это была пиратская радиостанция, потому что в тот момент в Израиле не было легальных израильских радиостанций, вещающих на русском языке. Начал я на пиратской, а сейчас я работаю на легальном радио, на единственной на сегодняшний день официальной израильской коммерческой музыкальной русскоязычной радиостанции. Она называется «Первое радио», вот уже три с половиной года я ее директор и параллельно ведущий программ «101-й километр», которые посвящены «русскому шансону», бардам. И вот уже после этого я смог себе позволить заняться всерьез и собственным творчеством.

- Влад, я не ослышался, пиратские радиостанции, практически, как в добром старом Советском Союзе, когда были радиохулиганы и крутили они свою любимую музыку ?
- Да, правда, качеством гораздо выше. И во всём этом ничего странного. В Израиле всего четыре государственных и шестнадцать региональных радиостанций и все. Да, страна маленькая, с населением в шесть миллионов человек. Да, при этом существует довольно строгая политика вещания. Но как мне кажется не совсем правильная. Например, в США около восьми тысяч радиостанций, а у нас все очень консервативно и существует противостояние открытию нового вещания. Тем более, не говоря уже о русскоязычных радиостанциях, которые могли бы вещать в Израиле, так как практически каждый 6-й говорит на русском языке.
Что касается радиостанции, на которой работаю я, она на сегодняшний день абсолютно легальна, что в принципе является чудом. До появления «Первого радио» было пять или шесть пиратских радиостанций. Что это означает? Все очень просто: люди без всяких разрешений государства покупали передатчик, минимум оборудования и ставили его на палестинской территории. Потому что за произведение радиоволн в Израиле назначается уголовная ответственность, а когда передатчик стоит у арабов – вроде как «радиоволны» производишь не ты. То есть, за нахождение в эфире ты попадаешь просто под административную ответственность.
И вот вещает такая радиостанция три-четыре месяца, за это время с помощью рекламы «отбиваются» вложения в это дело, затем полиция уничтожает радиостанцию. А ты половину заработанных денег вкладываешь в новое оборудование и все начинается сначала.

- Практически детектив….
- Это каменный век был на самом деле, но…. Видимо, через это мы должны были пройти. В конечном итоге один из израильтян, очень влиятельный человек, он владеет двумя популярными в Израиле радиостанциями, решил сделать третью – на русском языке. Было непросто, но он подключил свои связи и возможности и наша радиостанция появилась. Пока мы вещаем не двадцать четыре часа в сутки, а всего двенадцать – с семи утра до семи вечера. Но даже при всем этом у нас огромное количество радиослушателей, по последним опросам – более ста пятидесяти тысяч человек.

- Влад, расскажите о своем новом проекте, что вы недавно спели дуэтом «Песня любви», первом альбоме и вообще о планах на будущее.
- Хорошо, начнем с дуэта. Певицу зовут Ира Кильфин, это ее идея от начала и до конца записать эту песню. Я согласился написать о любви, то есть, об этом я если и пишу, то абсолютно другими словами. А здесь мы записали такой «сладкий» дуэт о первых мгновениях мужчины и женщины уже после того, как они стали мужем и женой. Более того, мы сняли на эту песню клип, который очень успешно крутили по трем музыкальным каналам в Израиле. В результате такого «промоушен» песню в стране хорошо узнали.

- Следующий вопрос может быть несколько наивный или набил оскомину, но все же…. Как живется русскоязычному исполнителю стране с другим языком, хотя там и много бывших соотечественников, тех, кто может понять ваши песни? Как себя можно там чувствовать, как можно там жить?
- С точки зрения творчества, я себя, как музыкант и композитор там не нашел всерьёз. И уж тем более как автор и исполнитель песен на иврите. В тоже время десять лет работы в ресторане дали мне большой опыт и я спокойно и с удовольствием пою на иврите, пою популярные песни (кстати, без акцента). При этом всем, я продолжаю писать на русском языке, я продолжаю на нем говорить и думаю, что вряд ли смогу написать какой-нить невероятный хит на иврите. С другой стороны, недавно мне поступило предложение от моего знакомого депутата записать диск «50 на 50» - половина песен на русском, половина – на иврите. Сказать честно, я не представляю, как я буду петь свои собственные песни на иврите. Наверное, нужно родиться в Израиле, чтобы все по-настоящему понять и прочувствовать, а делать просто коммерческий проект не очень хочется, это не от души.

- Но с другой стороны – сестры Берри, жили в США, пели на идиши и иврите, их пластинки по сию пору расходятся по миру, переиздаются чуть ли не каждый год… есть же такой опыт….
- Сестрам можно позавидовать (смеется). Я пока не готов.

- То есть, записать на иврите диск старой доброй классики не готовы? Хотя, что такое классика еврейского фольклора? Наши знания ограничиваются тремя-пятью песнями.
- Я думаю, что если даже запишу такой альбом, то израильтяне в большинстве своем не захотят его покупать и слушать, потому что у коренного населения, на мой взгляд, довольно консервативные взгляды на некоторые вещи. Например: если ты не родился в Израиле, если откуда-то приехал, то не надо тебе этого делать, ты все равно во втором эшелоне за редким исключением. То есть, если это споет коренной житель, то у него будет успех, он будет востребован, его диски будут более-менее покупать. Поэтому я не знаю, не уверен – будет ли успех моего проекта на иврите, хотя и веду различные мероприятия и церемонии на этом языке, пою, веду на телевидении утреннюю программу – с языком-то проблем нет. Но дистанция между выходцами из бывшего СССР и коренными жителями ощущается.

- Влад, расскажите о проекте «Совсем нерусский шансон». Как возникла идея это записать и издать эти диски? Как вы оказались в этом проекте?
- Случилось это следующим образом: как в любой эмигрантской стране, в Израиле есть очень много русских ресторанов, в которых работает огромное количество музыкантов и достаточно талантливых людей. Все они приехали из бывшего Советского Союза с музыкальным прошлым, в том числе и с ресторанным, как и я, например. Понятное дело, что эти люди хотели и хотят совершенствоваться на новой Родине, то есть - они пишут новые песни. Раньше песни писались и исполнялись только в своих ресторанах, где музыкант работает и не более того. К сожалению, в отличие от России, в сторону которой мы с завистью смотрим, петь в Израиле на русском языке бесперспективно (что вполне вероятно и правильно). И, несмотря на это, музыканты стали записывать свои пластинки и диски, что произошло и со мной. Мне в этом отношении даже как-то повезло, мне вообще все время везло в Израиле, я познакомился с израильтянином, владельцем серьезной звукозаписывающей студии.
Меня привели к нему и сказали, что я эмигрант, музыкант и денег на запись у меня нет, мы с ним поговорили два часа, затем он дал мне ключи от студии и сказал «Бери и делай там, все, что хочешь». Это было невероятно!!!!
И так как студия днем была занята, то я ночью сам сидел и писал, параллельно изучая компьютер и программы. Это конечно неправильно. Сам делал аранжировки, записывал голос и сам все это сводил, после этого полгода я не мог его слушать и даже «ненавидел» свой альбом (смеётся).
Но выбора не было. Так же делали и другие музыканты, пока не было русскоязычных звукорежиссеров. Сами искали деньги и сами все записывали. В конечном итоге, на пиратской религиозной израильской радиостанции «7-й канал», в её русской редакции появилась шестичасовая программа, кажется, она называлась «Марафон». И вот с шести утра и до двенадцати дня звучали песни музыкантов, которые работали в ресторанах. Музыканты платили деньги, песня крутилась в течение шести часов, слушатели голосовали, победитель определялся в конце программы и вот уже он крутился бесплатно в качестве бонуса. Это было серьезным началом и стимулом тому, чтобы те, кто писал в ящик или для себя в ресторанах, появились в эфире с этим репертуаром.
Дальше – больше: 27 апреля 1997 года на День независимости Израиля одно концертное агентство все-таки решило дать деньги на организацию концерта всех этих музыкантов. Серию концертов, а всего их было шесть, назвали «Большие звезды маленькой страны» и в них выступили музыканты, которые, к сожалению, пели не свои песни, а ресторанный репертуар, желая показать себя с лучшей стороны. Увы... Получилось наоборот.
Был двухтысячный зал, спортивный комплекс и слушатели приуныли, я решил рискнуть и пел свои, тогда ещё неизвестные песни. Был готов к фиаско, но на самом деле, на второй песне зал уже аплодировал и подпевал. Хочу отметить еще один момент. У меня был ансамбль с названием «Метр девяносто четыре», Это мой рост и я собрал таких же высоких музыкантов, высоких девушек на подтанцовки и бэк-вокалистов, чтобы люди запомнили. А когда серия концертов закончилась и прошли они на самом деле очень удачно, то появился продюсер, который предложил: «Ребята, давайте сделаем такой сборник, который будет называться «Совсем Нерусский шансон». Имелось в виду то, что поем на русском, а живем за границей. Это была фантастика, мы не вложили ни копейки денег и нас издали, разумеется, мы отдали права этой компании и очень скоро было выпущено десять дисков, участников этих фестивалей. И только один человек из этой десятки живёт в США - это Миша Мармар, Но он прожил в Израиле почти 20 лет и поэтому принял участие в этом проекте. Вот так и появилась серия из десяти дисков, которую люди могут теперь увидеть и послушать.

- Расскажите немного про песню «Любовь без границ»….
- Есть такой проект «Маленькая Я», поет Оксана Томина, живет она в Москве, мы дружим и с ней, и с автором проекта, музыки, слов – Игорем Кандуром. Всё началось с концертов «Звезды русского шансона в Израиле», где и возникла идея записать дуэт. И Игорь Кандур, он очень талантливый человек, написал песню, которую мы назвали «Любовь без границ». Суть песни, если кратко: два еврейских мальчика сидят и ловят рыбу на берегу пруда, а в пруду купаются две хохлушечки. В конечном итоге они знакомятся, женятся и происходит замещение – он становиться настоящим хохлом, а она – настоящей евреечкой. Вот об этом песня, она должна скоро выйти на дисках в России.

- И все же, возвращаясь к теме, как русскоязычному музыканту живется в Израиле?
- На самом деле, очень сложно.

- То есть, по большому счету, это радиостанция, телевидение и ресторан. Ни гастролей, ни концертов?...
- Да, этого нет. На самом деле и телевидение и радио – это все звучит слишком красиво, на деле – это бесперспективно. Русскому певцу и музыканту в Израиле пока очень тяжело, хотя раньше было в сто раз сложнее. Когда я приехал, не было ни радио на русском языке, ни телевидения (на русском языке, разрешенное государством), сейчас полегче. У нас на радиостанции есть программа «Шаг к успеху», где поют израильские музыканты разных жанров на русском языке. Мы даем им такую возможность, они пытаются о себе заявить таким образом. Есть еще пару фестивалей, но это малобюджетные мероприятия, после них нет ни записей дисков, ни студии, ни эфиров. Поэтому сейчас часть музыкантов разворачивается в сторону России или отправляют свой материал, или уезжают работать в Москву, где пытаются найти себя. А в своей программе «101-й километр» я обязательно кручу кого-то из местных музыкантов, хотя бы по одной песне, но это, к сожалению, не то, что у вас. Моя программа в эфире всего два раза в неделю. То есть даже о какой-то ротации говорить нельзя. Если человек эмигрировал и хочет чего-то добиться, то надо сжимать зубы и жить дальше, идти вперёд, занимаясь своим любимым делом!

- Может быть некорректный вопрос, в чем причина вашей эмиграции?
- На самом деле, моя причина очень меркантильна. Во-первых, в Израиле есть такой закон, он вкратце гласит, что все евреи со всего мира должны вернуться и жить там. Я, на самом деле по этому Закону - не еврей. Еврей, это когда еврейка-мама, а у меня – папа. То есть, по закону о возвращении я могу приехать в Израиль, но евреем я не могу считаться. Так что, я не собирался ехать туда, служил в армии, у меня все было хорошо, шла военная карьера и одна только встреча все перевернула. Приехали друзья моих родителей, увидели меня и спросили: «А что ты еще не в Израиле?». А я так подумал: «Действительно, что я еще не в Израиле?». Не открою, наверное, большого секрета, я поехал, как большинство других не влекомый сионистскими идеями, а искать лучшей жизни. И сказать честно – я её нашёл.
Сегодня я работаю на телевидении, руковожу русскоязычной радиостанцией, у меня есть свой ночной клуб и еще я, как артист разговорного жанра, выступаю с концертами. Даже сейчас готовлю свой юмористический моноспектакль. Вот как звучит хорошо!
Но когда я приехал, то начал с профессии водителя трактора, далее – ездил на бетономешалке. Правда, на ней я продержался пять дней. Потом я ездил на микроавтобусе, возил детей в школу. Затем я собирал строительное оборудование. Еще три года работал инженером в техотделе фирмы, которая выпускала душевые кабинки и джакузи. Да, параллельно я занимался музыкой, но…. Только спустя 6 лет, я занялся музыкой вплотную, пройдя все круги эмиграции.

- Влад, и традиционно – о планах творческих на обозримое будущее.
- О планах, готовлю альбом, он готов в черновом варианте и я теперь под него ищу деньги. Я их найду – точно знаю, просто вопрос времени. Альбом, скажем так, «правильный»: стихи писала потрясающая поэтесса Маша Рэй, музыку писал я, аранжировки делает замечательный человек – Саша Голд. Так что, я очень надеюсь, все будет хорошо, он рассчитан на взрослых людей, там основной упор на слова, а не на музыку, он скорее не шансонный, а хорошая эстрада – там будут и блюзовые интонации.

- Спасибо за беседу.
- И вам спасибо.
Беседовал Михаил Дюков
Калининград, декабрь 2006 г.
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Влад Зерницкий
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Павел Ижогин - Раз в Питере
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция