18+
Все новости

Шансон интервью

Вторая встреча с руководителем «Встречи»

Подкачал сентябрь в этом году, подкачал… Уже его середина, а «Бархатным сезоном» ещё и не пахло. Более того, была серьёзная вероятность того, что этого самого сезона, лучшего, пожалуй, времени в году на побережье, не будет вообще. Курортники стали разъезжаться числа с 10-12 по родным городам и весям, измученные бесперспективным ожиданием окончания дождей и пронизывающих порывов норд-оста. После беспечного и весёлого праздника под названием «Лето», наступил внезапный незапланированный ан-тракт, грозящий продлиться до будущего июня. И вдруг, когда уже все иллюзии насчёт «бархатного сезона» практически были ут-рачены - ветер затих, засветило солнце, в спешке прогревая море, словно оправдываясь перед ним за случившуюся заминку и будто бы опомнившись, что не всё тепло ещё отда-но,. Вновь появились на воротах и калитках частных домов и гостиниц призывные таблички «Имеются свободные места». Вечера стали тёплыми и бархатистыми, вновь на ули-цах появилось множество гуляющих. Праздник продолжался… В один из таких дней и приехал ко мне в гости в Анапу из Тихорецка Анатолий Иванович Мезенцев, великолепный музыкант, аранжировщик, исполнитель, легендарный руководитель знаменитого ансамбля ресторана «Магадан» и не менее знаменитого ан-самбля «Встреча» - коллектива, собранного Мезенцевым и в июне 1979 года записавшего совместно с Аркадием Северным «Тихорецкий концерт».

**************
Анатолий Иванович Мезенцев родился 30 января 1941 года в г. Кировабаде АзССР. Единственный сын в семье. В связи с тяжёлым материальным положением после окончания 6-ого класса общеобразовательной школы пошёл работать помощ-ником кочегара на паровоз, продолжая учёбу в вечерней школе. В 12 лет Толику Ме-зенцеву родители купили первый в его жизни серьёзный музыкальный инструмент - аккордеон. Во время службы в армии, Анатолий Мезенцев получил ранение, после ко-торого был комиссован. По возвращении на Кубань работал аккомпаниатором в Доме культуры города Тихорецка. Окончил Ростовское культурно – просветительное училище, после чего, решив продолжить музыкальное образование, поступил в музыкальное училище в Ставрополе, на второй курс по классу аккордеона. В 1969 году по пред-ложению и приглашению Бориса Михайловича Горы, известного джазового музыканта, в своё время работавшего в оркестре Эдди Рознера, Мезенцев улетает в Магадан «на заработки», одновременно переведясь в музыкальное училище города Магадана. Продолжая учёбу, Мезенцев устраивается на работу в Дом культуры строителей ру-ководителем оркестра. Мезенцев быстро вписывается в музыкальную жизнь Магада-на, и получает предложение от музыкантов ресторана «Южный» поработать в со-ставе ансамбля клавишником. Помимо работы в музыкальном коллективе Анатолий с увлечением занимается фотографией и подрабатывает фотокорреспондентом. Анатолий Мезенцев не только постоянно совершенствует свой профессиональный уровень и мастерство пианиста, но и ещё обладает весьма прогрессивными взгляда-ми, понимая, что техника никогда не стоит на месте.

И поэтому у Мезенцева всегда новейшая импортная музыкальная аппаратура. В техническом обеспечении он всегда на шаг впереди своих коллег. Мезенцев требователен к себе и к составу ансамбля. Ре-гулярные ежедневные репетиции, работа «до седьмого пота» дают логический ре-зультат: вокально-инструментальный ансамбль под управлением Анатолия Мезен-цева на общегородском конкурсе, проводимом трестом ресторанов и столовых, среди музыкальных коллективов города Магадана, занимает первое место и получает воз-можность работы в лучшем ресторане города. Почти всегда в ресторане нет свобод-ных мест. По просьбе большого друга и поклонника музыкантов ресторана «Магадан» Леонида Павлова, коллектив записывает свою музыкальную программу и высылает в Ленинград. Павлов, имея широкий круг знакомств среди меломанов и музыкантов Северной Пальмиры, отдаёт эту фонограмму в студию звукозаписи. Оттуда и пошло массовое распространение этих записей по стране. В начале 1975 года Анатолий Ме-зенцев возвращается в Тихорецк. В родном городе музыкант работает в ресторане, занимается преподавательской деятельностью и по-прежнему профессионально за-нимается фотографией.

В Тихорецке Мезенцев хорошо известен, особенно в кругах музыкальных и близких к музыкальным. И в июне 1979 года один из подпольных «писа-рей», а в миру - скромный звукооператор местной студии звукозаписи, Станислав Сафонов, хорошо знавший Мезенцева, привозит в Тихорецк знаменитого исполнителя блатных песен Аркадия Северного. Северный поселяется на время совместной рабо-ты в доме у Мезенцевых. Анатолий приглашает музыкантов, и собранный состав в течении 3-4 дней репетируя, записывает знаменитый «Тихорецкий концерт», во-шедший в золотой фонд Жанра блатной песни. В процессе записи, спонсором, звукооператором и фактическим правообладателем которой являлся Станислав Сафонов, выясняется восстребованность слушателя непосредственно к записям самого Мезен-цева. Однако обстоятельства сложились таким образом, что Мезенцев отказался от предложения Сафонова записаться отдельно. Северный к тому времени уехал в станицу Кущёвскую по приглашению приятеля Сафонова Николая Пушкарского. Анатолий Мезенцев по-прежнему занимается любимым делом и записывает многие свои работы на плёнку в условиях домашней студии. Эти фонограммы расходятся среди близких знакомых Анатолия Ивановича, для которых собственно маэстро и пишет. Широкого распространения эти записи не получили, т.к. сделаны были в основном для узкого круга. Единственный раз, когда была возможность широкой ауди-тории познакомиться с работами Мезенцева, случился в 2003 году.

Николай Пушкарский предлагает записать Мезенцеву песни, исполненные «Магаданцами». Анатолий Иванович с энтузиазмом берётся за идею и за весьма короткий срок записывает до-вольно продолжительную программу из старого репертуара, добавляя туда некото-рые новые песни, в большинстве авторские. Известные песни в новой аранжировке, с тщательным индивидуальным подбором инструментов сделаны на высочайшем профессиональном уровне. Но Пушкарский остается недоволен: он предполагал в за-писи «старое, оригинальное звучание 70-х годов». Маэстро же этот подход не устраивает. По его мнению, это был бы прыжок назад, и опыт, как профессиональный, так и жизненный, оказался бы невостребованным. Для Мезенцева это неприемлемо и невозможно, т.к. он всегда немаловажное значение уделял и уделяет самообразованию, профессиональному росту и самой подаче произведения, независимо от его ха-рактера. Сегодня Анатолий Иванович Мезенцев пенсионер. Супруг приятной в общении и обаятельной Татьяны Семёновны, которой посвящено немало песен, написанных Анатолием Ивановичем, отец двоих уже взрослых детей Игоря и Оксаны и, жизнь берёт своё – давно уже дед… Много работает в собственной домашней студии, во-зится по дому, увлекается рыбалкой, строит собственный концертный зал. Работы по строительству подходят к завершению. Этот зал, в котором есть водопад, ка-мин, огромный гостеприимный стол и, конечно же, сцена – предназначен для встречи близких людей. В этом зале наверняка будет спокойно и уютно, в нём будут только свои… И для своих будет петь великолепный музыкант Маэстро Анатолий Мезен-цев.


****************

Встреча с Анатолием Мезенцевым была долгожданной. Этот человек являлся для меня легендарной личностью с далёких детских и юношеских времён, одним из той ста-рой когорты исполнителей подпольных песен, коих на сегодня уже среди нас почти и не осталось. Сегодняшний день – день новых исполнителей в Жанре, каверзно названным «рус-ским шансоном». Исполнителей – певцов и певичек – в большинстве своём не имеющих ничего общего с блатной песней, но гордо именующих себя «легендами» и «звёздами русского шансона». Слушая иногда этих «соловьёв», напыщенно-высокомерных, раздутых от собственной самовлюблённости и псевдозначимости, наивно полагающих, что ими внесён неоспоримый вклад в русскую культуру, становиться не по себе… Со времени нашего знакомства с Анатолием Мезенцевым прошёл почти год. Мной был подготовлен небольшой очерк с интервью. После публикации на некоторых сайтах Интернета, я получил множество писем с просьбой переслать новые записи Мезенцева, у людей возникла масса вопросов, которые не были освещены в интервью. А самое главное, оказалось, что у творчества Анатолия Мезенцева очень много поклонников. Поклонников настоящих, всерьёз интересующихся жизнью и творчеством музыканта. Парадоксальная вещь: востребованность музыкальных композиций и песен в исполнении Мезенцева – грандиозная! Однако ни один из людей, имеющих возможность оказать финансовую по-мощь в издании диска Анатолия Мезенцева, не проявил заинтересованности, за исключе-нием, пожалуй, Андрея Бархатова, который готов был помочь в меру своих сил и возмож-ностей. Дмитрий Завильгельский, снявший фильм об Аркадии Северном «Он был почти что знаменит», приступил к съёмкам фильма о жизни ресторанных музыкантов 70-х годов.

Я предложил ему в качестве консультанта по Магадану воспользоваться опытом и инфор-мацией Анатолия Мезенцева. На что Дима мне ответил, что по Магадану у него есть кон-сультант – Михаил Шуфутинский. Классный консультант! Только на тот момент в Мага-дане поавторитетнее был всё ж таки Мезенцев! Тот самый Мезенцев, у которого была всегда новейшая музыкальная техника. Тот самый Мезенцев, под чьим руководством му-зыкальный коллектив занял первое место на смотре ВИА трестов ресторанов и столовых Магадана, благодаря чему стал работать в лучшем заведении города ресторане «Мага-дан»! Тот самый Мезенцев, коллектив которого стал первым ресторанным ансамблем, за-писавшимся на плёнку, и эта запись стала классикой Жанра! Тот самый Мезенцев, благо-даря которому мы знаем песни «Поспели вишни», «Капитан Беринг», «Моя лопаточка», «Колымская трасса» и многие другие! И кто знал в те годы о Шуфутинском? А «Магадан-цев» под управлением Мезенцева слушала вся страна. Да полно, о чём это я? Как случи-лось, так случилось: Шуфутинский, тогда ещё никому неизвестный пианист и аранжировщик, уезжает в Штаты, а Мезенцев возвращается в Тихорецк. Так случилось, что 34-летний Анатолий Мезенцев уехал домой, уехал по семейным обстоятельствам. Больше он никуда из Тихорецка не уезжал по тем же семейным обстоятельствам, тем более что через пару лет он женился. Выживали в тлетворных Северо-Американских Соединённых Штатах музыканты бывшие граждане Великой Страны, становились известными на далёкой Родине Могилев-ский и Гулько, Успенская и Токарев. Только это было потом, после. После того, как здесь выживали те, кто оставался. И сумели, благодаря своему таланту, работоспособности быть любимыми публике. Мало того, творчество этих оставшихся и сформировало Жанр блатной и кабацкой песни России, навсегда вошедшее в золотой фонд русской блатной песни. Аркадий Северный, Владимир Шандриков, Владимир Сорокин, Константин Беляев, Ни-колай Резанов, Анатолий Мезенцев. Месяц назад я предложил на сайте «Одесса на Гудзоне» задавать вопросы Анато-лию Мезенцеву, полагая, что есть немало любителей, желающих пообщаться с метром. Тема так и не была открыта, а от руководства сайта я получил забавную записку: «Ваш протеже неактуален, нужны более стильные исполнители!».

Первая мысль – может, я не туда попал? Оказалось, что туда. Только люди там, видимо, не те. И Жанр в их понимании, нечто другое, вероятно - «русский шансон». Так что, пользуясь случаем, извиняюсь перед «Одессой на Гудзоне», что вломился в их стройные ряды обсуждающих творчество исключительно стильных исполнителей. Но вернёмся к 15 сентября 2006 года. На старенькой, но ухоженной «Ниве», Ана-толий Иванович с супругой приехали в Анапу. Их приезд практически до последнего дня был под вопросом. Дело в том, что Мезенцев перенёс микроинфаркт. Перенёс его «на но-гах». Дело серьёзное. И мне до последнего не верилось, что Мезенцевы приедут. Домаш-ние заботы, стройка, масса различных дел, а главное – здоровье… Но! – нужно всё бро-сить, отвлечься и приехать хотя бы воздухом морским подышать, думалось мне. Как ока-залось, Анатолий Иванович думал так же. И вот мы встретились. Конечно же, те пять дней, которые мы провели вместе, вряд ли забудутся. Анатолий Иванович – интереснейший собеседник и великолепный рассказчик. Говорили о мно-гом: о музыке вообще и о Жанре в частности, о политике и о личном, вспоминали, касаясь совершенно разных тем. Но была и основная тема – Магадан. Когда речь заходила об этом легендарном городе, я как будто окунался в то время, только сейчас понимая фразу, ска-занную Мезенцевым год назад: «Это была целая эпоха». Мне словно бы виделось, как 28-летний Толик Мезенцев приехал с тёплой, ласковой и родной Кубани в далёкий суровый край. По заснеженной Колымской трассе, в ночи, трясясь в кабине раздолбанного грузо-вичка, добирался до города из аэропорта. А, выйдя из автомобиля, долго смотрел в низкое тяжёлое небо. Поехал зарабатывать деньги… Но как оказалось, нашёл много больше.. Слава, известность, признание…

Да, это было и было в полной мере, разносясь осколками в виде катушек, кассет, компакт-дисков в течении трёх десятилетий по всему миру. Это ли приоритеты нашей жизни? Для кого как. Для Мезенцева – это оказалось прежде ценней-шим опытом, как для музыканта, так и для человека. Новые люди, природа, совершенно другой мир… Столкнулся и с подлостью и с предательством. А где их нет? Приходилось, стискивая зубы, сжимая характер и сердце в стылый на колымском морозе кулак, захлё-бываясь от несправедливой, горькой обиды, нанесённой людьми, которым доверял, тер-петь и начинать всё сначала. Великая мудрость терпения помогла Мезенцеву выжить, дос-тойно перенеся все превратности судьбы. Там же в Магадане Мезенцев пробует себя в качестве фотокорреспондента. Я видел его фотоработы тех лет. Это отдельная тема, которая сама по себе интересна и, пожалуй, не уступающая теме «Анатолий Мезенцев – музыкант». Потому что делать привык Ана-толий Мезенцев всё добротно и наверняка. На меня сильное впечатление произвела папка, в которой хранятся фотографии периода жизни в Магадане Анатолия Ивановича. Доброт-но сделанная, с золотым тиснением – в этой папке есть работы и Мезенцева, художественные фотоснимки на тему «Магадан». Зима и лето, река и лес, друзья, работа, мрачная сталь воды Нагаевской бухты…

Анатолий Иванович – человек с сильным характером, умеющий прощать людей. Он скромен. Как-то сын Игорь, который живёт в другом городе, сказал Анатолию Ивано-вичу: «В Интернете есть информация об Анатолии Мезенцеве. Я читал-читал, а потом вдруг понял, что это о тебе! Столько нового узнал!». Манера общения Анатолия Ивановича, живость натуры, великолепная память и не-обыкновенное чувство юмора выдаёт в нём лидера и заводилу любой компании. Масса интересных случаев из собственной жизни, множество анекдотов, присказок и каламбуров – не соскучишься! Допоздна засиживались мы, искренне сетуя на краткость вечеров. Анатолий Иванович привёз с собой свою гитару. У него прекрасная настоящая «испанка», с приятным богатым звуком. Он рассказал мне, как она к нему попала. Был я как-то на гастролях в Германии в составе одного сборного коллектива под названием что-то вроде «Ах у дуба, ах у ели». Коллектив был ещё тот, плюс хор мальчи-ков - х/р Е.Бунчиков. Поездка дальняя и длительная, дорогой инструмент «на каждый день» с собой не возьмёшь. Взял гитару и поехал. Гитарку взял дерьмовую, из тех, чтоб по башке кому дать не жалко было. И вот выступает наш коллектив в одном загородном до-ме. Лужайка, столики, куча важных немцев, а коллектив поёт, пляшет и хороводы водит. Пришёл черёд моего выступления.

Взял гитару и стал петь какую-то испанскую песню. Сам по-испански ни слова не знаю, но текст вывожу в своём понимании очень тщательно. Отпел, отхлопали, видимо, понравилось. Тут в конце выступления подходит один тип и через нашего переводчика выражает признательность за исключительное и проникнове-ние исполнение песни на его родном языке русским певцом. Он оказался испанцем, кото-рый давно живёт в Германии. Представляешь, а я-то по-испански ни в зуб ногой, даже не понимаю, о чём пою! О произношении вообще говорить не приходиться. И вот этот испа-нец через переводчика приглашает меня к себе домой. А у него, видимо, ностальгия про-снулась. Едем на следующий день с переводчиком к испанцу. Нас встречают, сажают на почётные места. Вся семья испанская в сборе. Принимают отменно, я, естественно, пою. Слушают со слезами на глазах. А у него на стене висит гитара, единственная, как он сам сказал, память об Испании. И вот, когда мы собрались уходить, он снимает её со стены и просит в знак признательности принять её в дар! Я смутился: инструмент-то сам по себе дорогой, да ещё и память. Отказывался. Говорю, мол, сэнкью, у нас всё есть. Но испанец настырный попался: бери, это твой инструмент. Тут ещё переводчик под локоть толкает: «Чего жмёшься, бери!». Ну, я и взял. С тех пор с ней и не расстаюсь. А потом Анатолий Иванович пел… Как пел! Могу ли я это описать? Это надо слу-шать. Было попурри из цыганских песен.

Мезенцев не копирует манеру исполнения цыган, эта манера у него в крови. Страсть, задор, неуёмная тоска, свобода, воля, открытость души – всё переплелось тесным клубком таланта, выплеснувшегося в тишину густого южного вечера, состоящего из проникновенно-надрывного, хорошо поставленного голоса Маэстро и испанской гитары старого цыганского строя… Татьяна Семёновна Мезенцева подпевала. Прекрасный дуэт, спетый уже давно! Ничего лишнего, настолько слаженно и гармонично! А я сидел и слушал, глядя на Анатолия Ивановича, которому в этот момент было лет 25… Нельзя не сказать о том, что Мезенцев очень много работал преподавателем музы-ки и вокала. Ученики Анатолия Ивановича по всей стране. На снимке Аркадия Северного, датированном 16 июня 1979 года, стоит дарственная подпись Анатолию Мезенцеву: «Анатолий! Мне было приятно с Вами поработать. Дай Бог Вам всю жизнь играть так на органе и обучить многих учеников, которые превзошли бы Вас! Не обижайтесь, но это - дело нашей жизни. А.Северный». И роспись «Звездин». Мезенцев прекрасный исполнитель лирических песен. Особенно удачны его рабо-ты, исполненные на стихи Сергея Есенина. Я думаю, что это связано с любовью, понима-нием и своеобразным взглядом на творчество поэта. Не случайно Станислав Сафонов ле-том того же 1979 года довольно напористо убеждал Мезенцева сделать ещё одну запись, уже сольную, без Аркадия Северного.

Ведь именно лирический колорит «Тихорецкого концерта» - полностью заслуга Анатолия Мезенцева. Конечно же, у многих возникнет вопрос: записывал ли я Мезенцева? Да, первона-чально у меня была такая мысль, и всё было готово: магнитофон, микрофоны, диктофон. Но потом я категорически отказался от этого. Та атмосфера доверительных отношений, которая возникла, как мне показалось при обоюдной симпатии, схожести мнений, общно-сти взглядов, была бы нарушена. Где-то в глубине сознания возникала ассоциация с тем, что творится по большому счёту в Жанре. Деньги, деньги, деньги. Я не хотел, чтобы воз-никал даже намёк на это. Просто сегодня у меня в жизни появился старший товарищ – Анатолий Иванович Мезенцев, дружбой с которым я дорожу. Возможно, кому-то пока-жется, мягко говоря, странным такое объяснение. Однако со временем я всё больше и больше убеждаюсь в правильности принятого решения. С Мезенцевыми мы были в гостях у моего приятеля меломана Виктора Ивановича Захарова, долгое время жившего в Магадане. Захаров дружен со Славой Аликульвертом, бас-гитаристом «Магаданцев».

Виктор взялся организовать телефонный разговор между Анапой и Магаданом, чтобы Мезенцев и Аликульверт могли пообщаться. К сожалению, не дозвонились. Трубку в Магадане никто не снимал. Чуть позже выяснилось, что неуто-мимый Слава Аликульверт, явившийся инициатором и звукооператором легендарной за-писи «Магаданцев», лежит прикованный к койке инсультом… Прогуливаясь вечером по Анапе, мы попали на открытие «Киношока». В дымину пьяные шли «звёздочки» и «звиздюлечки» отечественного кинематографа по центральной улице города, высокомерно взирая перед собой и не замечая столпотворения. Пьяного Баширова кидало от одного бордюра к другому, и они шли, презрительно не обращая внимания на толпу народа. Признанные самими собой, сами же себе и устраивающие грандиозные попойки и укушавшись до состояния скотов, шли деятели культуры.

А со мной рядом стоял человек, скромно живущий в небольшом провинциальном городке на Кубани, тихий, уверенный в себе пенсионер, сделавший и делающий для русской культу-ры, на мой взгляд, несоизмеримо больше этой пьяной самовлюблённой толпы бесталан-ных бездарей. К сожалению, недолго гостили в Анапе Мезенцевы. Анатолий Иванович рвался домой. Я проводил их. Расставания всегда грустны. Однако есть надежда на следующую встречу. В заключении этого очерка хочу сказать, что я долго не решался написать его, да и сама работа над ним мне представлялась несколько тяжёлой. Уж слишком много лично-го скопилось от общения с Анатолием Мезенцевым, того, что расскажешь не каждому. Я даже сказал Анатолию Ивановичу: «Даже не знаю, что писать, столько личного?». А он ответил: «А вот что считаешь нужным, то и напиши». Эту скромную работу я с удовольствием посвящаю 30-тилетнему юбилею совмест-ной жизни Анатолия Ивановича и Татьяны Семёновны Мезенцевых с пожеланием им любви, неиссякаемого взаимопонимания, терпения и здоровья.

Андрей Хекало
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Давид Оган - Песенка Альфонса
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция