18+
Все новости

Шансон интервью

Ветер северный - норд

«Ветер северный - норд» (глава из книги «Путеводитель по русскому шансону») Название этой главы мне навеяла старая песня Анатолия Полотно со словами: Ветер-ветер, ветер северный, Хорошо, что ты умеренный…. А еще мне очень нравится песня «Наше танго» с одного из первых альбомов: Наше танго, мы оба счастливы, Ты шепчешь мне: «Не уезжай»….

Казалось бы, всего две строчки, но сколько эмоций, хотя эмоции додумывает и придумывает сам себе слушатель. В принципе, хотел я поговорить не столько об Анатолии Полотно, а вообще обо всем пермском братстве шансона. Если помните, что в конце 1980-х, начале 1990-х журналисты говорили и много писали о феномене «уральского» («свердловского») рока: Илья Кормильцев, Вячеслав Бутусов («Наутилус Помпилиус»), группа «Чайф», Настя Полева, другие имена сейчас уже плохо помню и был там даже Александр Новиков, который уже досиживал свой срок и ожидал свои первый аншлаги на свободе.

А некоторое время назад прозорливый Роман Никитин обозначил тему, но не сильно ее развил, такое явление, как шансонье из славного города Пермь. Вроде как их и немного, но имена – закачаешься (примерно в порядке появления на эстраде): Игорь Герман, Анатолий Полотно, Федя Карманов, Сергей Наговицын, Сергей Север (Русских) и Сергей Кама. Скажем честно, почти о каждом можно писать отдельную главу и даже книгу будет не стыдно сделать, но это уже вопрос времени и желающих. Игорь Герман появился ярко и эффектно то ли в 1988, то ли в 1989 году в программе «Взгляд» с видеоклипом «Арбат» («Привет, бродяги»), в которой сыграл десяток ролей. Вот жаль, что сейчас этот клип уже не найти, хотя есть другие и не хуже, с построением имиджа у Германа все хорошо. А вот первая официальная кассета вышла в 1994 году, так получилось, что была она без названия, просто: «Игорь Герман» и покупал я ее как раз на Арбате, этот магазин и сейчас там. Что сказать – узнаваемый баритон, который ни с кем не спутаешь, текст в большинстве своем – хороши, выверены и философичны; аранжировщик – Эдуард Андриянов, который потом работал и делал фирменный звук Сергею Наговицыну. Наговицын…. Как-то вдруг получилось, что уже два первых альбома сделали его популярным и известным. При всей его необычности и непохожести на других – таким узнаваемым и востребованным, хотя, придется признать, что всего пика популярности Сергей уже не застал. В чем секрет и феномен Сергея Наговицына? Я пытался понять это и проанализировать, слушая диски и кассеты с его песнями, может быть, его просто не хватало в тот момент, такого парня с соседского двора с чуть рок-н-ролльными аранжировками, даже, наверное, роковыми.

На кой нам банки и банкеты,
Мы не привыкли к жизни этой,
Мы в сандалы и в буфетах встанем в круг.
Мы были сыты и одеты,
И в ящик свежие газеты
Всегда ложила тете Маня по утру.


Автору еще нет и тридцати…. Что это? Ностальгия о будущей любви? Альбом 1998 года «Этап» он весь такой – «Прохор Митрич», «Глаша», «Говорила мне мать…» - ведь по сути своей, это письмо с зоны взрослого матерого мужика, который раскаялся не в том, что сделал, а в том, что глупо сделал, сделал больном родным. Говорить сейчас о поворотах в судьбе самого Сергея Наговицына, наверное, когда его уже нет в живых, хотя и проходят какое-то относительно регулярные фестивали его памяти, да и что греха таить, потихоньку забывают – некорректно. После «Этапа» последовал очень сильный альбом лагерной и тюремной лирики – «Приговор», может немного нелогичная последовательность, но что уже о том. К этому альбом приложил свою руку аранжировщика Эдуард Андриянов, по всей вероятности он и создал тот стиль Наговицына, который мы теперь и знаем, которым заслушивается новое поколение любителей шансона. Может быть, как Виктор Цой в свое время стал символом новой волны и свежего дыхания, так и Сергей Наговицын свежо задышал в шансоне. В это же время стали выходить более ранние альбомы «Дори-дори», Городские встречи» - красивая дворовая лирика в гитарных, слегка роковых, обработках с узнаваемыми клавишами.

Беда, возможно, что язык не всегда в силах передать чувства, что испытываешь, слушая ту или иную музыку, ту или иную песню. А ведь это песни далеко не просты и не обычны, их потом подхватили, точнее, сразу подхватили в кабаках, в эмиграции (есть достаточно много версий, что гуляют по рукам коллекционеров России и зарубежья), пели их и коллеги. Подхватил своим красивым голосом земляк Федя Карманов песню «Кабакам – кабацкий дым», может быть, бессознательно поняв, что самому Сергею Наговицыну ее петь еще рановато – молод еще.

Прокурлычат журавли,
Стоном ткнут под ребрышко,
На пороге старики ряжены стоят,
Вот опять дожди пошли,
Запотело стеклышко….
Отпусти, Господь, грехи – уезжаю я.
С плеч осиновый листок,
Раскурюсь махоркою,
Бестолковую слезу смою дождевой,
Эх, давай на посошок,
Наливай-ка горькую,
Ведь когда еще теперь я вернусь домой….


О чем надо думать, чтобы такое написать? Ни претензий, ни обиды – только тоска и усталость мужика в телогрейке и наколках, а может я не прав и каждый слышит свое? Соглашусь, что, может быть, поэзия здесь бесхитростна, но силы и образа – большого. Почему рано ушел? Знаете, есть у Василия Макаровича Шукшина такая фраза (простите, не помню, откуда): «Поэт прожил не много и не мало. Ровно с песню. Спел и ушел». Именно в такой пунктуации я это и запомнил. Может природа в Перми такая или что-то там такое навевает природой, ведь почти такая же поэзия (по образности, по наполнению нутра мыслями и смыслом, желанием жить дальше) у Анатолия Полотно, Игоря Германа, стихи Сергея Севера из другого теста – босякует парень, социальность его губит. Сергей Кама – он всегда чуть ироничен, где-то даже сатиричен, да, у Полотно тоже есть такое, и у Германа (о нем еще будет разговор), но Кама, может просто в силу характера таков.

Игорь Герман – эдакий денди шансона: бабочка, сигара, трость, шляпа, оно немного нэпманское, позерское, но ему идет, оно по-мужски и без гламурности нынешней. И это узнаваемый баритон ни с кем и ни с чем не перепутаешь. Визитка, однозначно, «Привет, бродяги!» («В Арбате»). Кстати, фраза о бродягах периодически возникает и у Полотно, и у Севера, и в репертуаре Карманова иногда проскальзывает, наверное, это состояние души. Игорь Герман пел это в середине 1980-х, когда, кто мог и не мог – ехал за бугор, слегка в истеричном настрое, с хлопаньем дверей, с шумными показными банкетами – это была четвертая волна эмиграции, которую как-то не классифицировали. Может, не до того было.

Привет, бродяги, как дела в Нью-Йорке?
Почем там водка, соль и черный хлеб?
Как поживают Фая, Саня, Жорка
И что вы кушаете в среду на обед?


И невероятная лирика Германа, за которую ему женщины, наверное, прощаю все….

Я увижу твой взгляд и опять перестану смеяться,
Как-то вновь задрожит белый нерв, предрекая беду.
И уйти бы хоть раз, что потом невдомек возвращаться,
Но бреду, как в бреду, я к тебе, возвращаясь, иду.


Скажу только о важной детали, как написано на одном из дисков Игоря Германа: аранжировка – Эдуард Андрианов, всегда. Здесь звук, стиль и подача совершенно другая, чем в альбомах Сергея Наговицына, здесь больше рояля, покоя и мужской красоты, зрелости, как у хорошего коньяка, никаких роковых гитар. Андрианов четкой нашел нишу Германа – красивый голос должен гармонировать с почти камерной аранжировкой, ничего лишнего, ничего отвлекающего. Шансонные братья – Анатолий Полотно и Федя Карманов, у последнего, приятный тембр, красивый голос, именно голос, не хриплый, не надрывный, но совершенно в жанре. Ему легко петь и полуэстраду, и настоящие лагерные песни Геннадия Молчанова (первый альбом «Камерные песни»), и романсы, что вышли на диске «Золотая скрипка шансона».

Да и скрипач Федя потрясающий, он не без цыганщины, как, например, Алеша Дулькевич, у него свой стиль, своя игра, эта скрипка звучит на разных дисках многих исполнителей и многих ей лет такого звука. А Анатолий Полотно – это планета в своей орбите, несуетливая, понимающая свой талант и создавшая свою нишу в жанре. Легенда? Да, безусловно. Звезда? А зачем? Он же – планета. Со своей ритмикой стиха, со своими образами, каждый альбом удачен, каждый раз в нем открываешь что-то новое, иногда думаешь: больше писать не о чем, и об этом уже написал: хулиганско-воровское, морская тема, денежно-офисная (для друга Феди альбом «Время – денежки» и «Вагон качаеться»). А выходит новый диск – и все тот же, но другой Север, красивые женщины – умные и глупые, верные и не очень…. И над всем этим хрипловатый баритон интеллигентного Анатолия Полотно, без фени, без жаргона в очередном дуэте с Федей Кармановым, готовым всегда немного пошалить и посмеяться. Такие вот они, пермские мужики.
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Владимир Сорокин - На Дерибасовской открылася пивная
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
В Калининграде прошел «Матросский концерт»
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 2
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция