18+
Все новости

Георгий Майоренко «Магия шансона» (фрагменты книги)

Георгий Майоренко «Магия шансона» (фрагменты книги)

САША МЕРНИК — КОЛЛЕКС МУЗЫКАЛЬНЫЙ
В начале 80-х меня свела судьба с юным, но достаточно компе-
тентным музыкальным коллекционером Сашей Мерником. Кста-
ти, на музыкальном жаргоне коллекционеров называют «коллек-
сами». И Александр Мерник так себя и позиционирует, и даже
написал автобиографическую песню «Саша Мерник – коллекс
музыкальный». Саша был небольшого роста, однако являлся
большим знатоком в области шансона, был завсегдатаем на «Бал-
ке», а также входил в круг авторитетных киевских меломанов,
имевших лучшие фонотеки в Киеве.
Эти меломаны поддерживали тесную связь с коллекционерами
других городов, и к ним стекались музыкальные новинки со все-
го Союза. Это были: Семён Рубчинский, Игорь Шишкин, Фред
Ревельсон, Владимир Баранников, Александр Асташкевич, Ана-
толий Бычков, Юрий Москаленко, Владимир Криворог, Валерий
Присяжный, Михаил Эпштейн, Александр Местечкин, Михаил
Пятигорский, Борис Шлеймович, Алексей Ильинский, Модест
Глушков – элита киевских музыкальных коллекционеров!
И хотя юный Саша Мерник был в этой компании новичком, од-
нако с Фредом Ревельсоном он даже имел приятельские отноше-
ния! Фред, кстати, был не только авторитетным меломаном, но
ещё и занимался подпольной коммерцией. Легального бизнеса в
те годы просто не существовало.
Но меня Мерник с Фредом так и не познакомил.
В наш тесный круг
Не каждый попадал.
В.Высоцкий
Ведь подпольные предприниматели времен СССР ходили «по лез-
вию бритвы», и всем им за нелегальную коммерческую деятель-
ность светил срок. Поэтому случайные люди в их компанию не
допускались (Вдруг, мил человек, ты стукачок?).
А вот на концерт киевского КСП( Клуба Самодеятельной Песни) при
ДК «Арсенал» Саша меня однажды пригласил. Дело было в 1983 году.
Концерты КСП нигде не афишировались и не рекламировались.
Хотя барды не были великими бунтарями, но слишком уж их
творчество отличалось от советского официоза, и в их среде витал
дух вольнодумства.
Лично я очень любил бардовскую песню, но даже не предполагал,
что в Киеве существуют какие-то объединения бардов.
Концерт произвел на меня ошеломляющее впечатление. Зал был
забит до отказа, а на эстраде дарили радость слушателям талант-
ливые киевские барды Жук, Исмагилова, Рябинская и многие дру-
гие. Пели здорово, вдохновенно...
И тут ведущий вечера объявляет:
– Выступает Дмитрий Кимельфельд!
Что тут началось!..

ЛЕГЕНДАРНЫЙ КИМЕЛЬФЕЛЬД
Дмитрий Кимельфельд родился 1 июля 1950 года. Окончил Ин-
ститут иностранных языков.
Вышли мы все из Иняза,
Дети семьи трудовой…
Ко всему прочему, Дмитрий окончил в Москве курсы драматур-
гов, прошел Курс артистов эстрады при Хабаровском институте
культуры, а через много-много лет курс профессиональных ги-
дов при Министерстве туризма в Израиле. А в скольких творче-
ских проектах принимал участие, наверное, уже и сам не помнит.
Куда только судьбина не бросала Дмитрия. Он и в киевском Теа-
тре драмы и комедии на Левом берегу прошёл славный трудовой
путь от рабочего сцены до завлита, и для кино писал под псевдо-
нимом Муравьёв (к/ф «Тевье-молочник»).
Кимельфельд — один из создателей первого киевского КСП «Ко-
стёр». И во всевозможных фестивалях авторской песни участво-
вал и как конкурсант и как член жюри. И в различных творче-
ских союзах состоял. А в настоящее время Дмитрий проживает
в Израиле и ведёт экскурсии по всему миру в рамках программы
«Вокруг света с Дмитрием Кимельфельдом».
Я же познакомился с творчеством Кимельфельда в конце 70-х,
когда увлёкся шансоном и начал собирать свою коллекцию. Пес-
ни, написанные Кимельфельдом, были очень популярны и звуча-
ли на кухнях, в беседках, у туристических костров.
Эх, Запад,
Не пот – а запах,
Не женщины,
а сказки Братьев Грим.
Мартини, бикини-мини,
И наслажденье, вечное,
Как Рим.
Или ещё шлягер Дмитрия Кимельфельда «Графиня»:
Прошу вас, ваша честь,
Вниманья мало-мальского,
Не то я вымру весь,
Как лошадь Пржевальского.
Золотыми буквами вписана в историю шансона песня Дмитрия
Кимельфельда «Из объяснительной записки столяра красноде-
ревщика по поводу его опоздания на работу на месяц». Помните?
Как приехал я в столицу,
Так с вокзала тачку взял.
Захотелось порезвиться,
Дома ж этого нельзя…
«Краснодеревщика» блестяще исполнял классик шансона Ко-
стя Беляев, а песню Дмитрия Кимельфельда «Эх, Запад» вклю-
чил в свой репертуар певец-эмигрант Виктор Слесарев, правда,
малость её переделав.
Надо сказать, и классические барды (не только киевские) с удо-
вольствием исполняют песни Кимельфельда. Великолепную мо-
сквичку Галину Хомчик, хлебом не корми, а дай возможность
что-то спеть из репертуара Дмитрия.
И пускай Кимельфельд был активным участником бардовского
движения и писал великолепную лирику, он, с его хриплым голо-
сом, по стилю, духу и манере исполнения может быть причислен
к типичным представителям шансона.
Душою там,
А телом тут.
А. Розенбаум.
Особенно полюбился любителям шансона альбом Кимельфельда
«Эмиграция», который вошёл в золотой фонд классики жанра.
Зачем же я любил и трепетал –
Нас разлучили труд и капитал.
И этот вековой антагонизм
Разрушил мой здоровый организм!
Популярность Кимельфельда разнеслась далеко за пределы Киева.
Песни на стихи Дмитрия исполнял с эстрады советский актёр и на-
родный любимец Андрей Миронов. Помните песенку о Ньютоне?
Однажды сэр Исаак Ньютон
И леди Пикадилли,
Накинув на плечи манто,
По саду проходили.
Сэр Исаак хотел было сделать предложение даме сердца, но тут
ему на голову падает яблоко, и Ньютон так и не признаётся в люб-
ви к прекрасной леди. Зато открывает закон земного тяготенья.
И если дама, видя брешь,
Тебя обнимет томно,
Ты сразу яблочко поешь,
И вспомни про Ньютона!
Активно и плодотворно сотрудничал Кимельфельд с киевскими
бардами Валерием Сергеевым, Владимиром Семёновым и Влади-
миром Новиковым, которые были соавторами ряда его песен.
Кстати, именно у Владимира Новикова, много лет спустя, я
приобрёл практически полное собрание песен Дмитрия. Тогда
ещё на кассетах...
А однажды я познакомился с интереснейшим человеком Борисом
Еромицким – другом детства «легенды киевского шансона» и, ко-
нечно же, попросил:
– Борис, расскажите о Дмитрии Кимельфельде!
– С огромным удовольствием!
Итак, вашему вниманию представляется рассказ Бориса Еромиц-
кого под названием Д-2-38-31.

Д-2-38-31
«В 50-60 годах, раскинувшаяся под Киевом Конча-Заспа была
«Меккой» пионерских и студенческих лагерей. С утра до вече-
ра cлышались крякающие призывы неумелых горнов – брегетов
юных ленинцев: «Бери ложку, бери хлеб, собирайся на обед»,
«Спать, спать – по палатам, пионерам и вожатым». И традици-
онно после сигнала «Вставай, вставай, постели застелай!» утрен-
нюю тишину хвойного леса прорезал неутомимый Робертино Ло-
ретти: «Джамайка, Джамайка!».
С Димкой Кимельфельдом мы подружились в одном из таких
замечательных мест отдыха, пионерском лагере для детей работ-
ников просвещения и культуры «Ясном». Наши койки оказались
рядом, и Димкину голову со смоляными штопорами я имел честь
созерцать в непосредственной близости.
Мы были очень спортивными пацанами, но если на волейбольной
площадке и за теннисным столом я ничуть не уступал товарищу,
то в боксерских перчатках он чувствовал себя гораздо уверен-
ней. Один же случай вызвал у меня просто изумление: когда мы
соревновались в метании алюминиевой гранаты, резкий Димка
зашвырнул ее вдвое дальше нас. Представляете – вдвое?! Талант!
Вообще, удивлять он умел уже тогда. Удивлять и придумывать.
Например, мне, двенадцатилетнему, ровесник понавешивал на уши
столько лапши о своих победоносных любовных приключениях,
что у меня всерьез начал развиваться комплекс неполноценности.
Будущая «легенда авторской песни» уже потихоньку писал стихи,
и его чувственные губы после отбоя в охотку наговаривали мне за-
рифмованные строки, до тех пор, пока оба не забывались мертвым
сном. Я тоже втихаря сочинял, но почему-то стеснялся публично-
сти, хотя, полагаю, наш уровень версификационного мастерства
в то время был приблизительно равноценным. Спустя какую-то
неделю мы с Димкой вполне ожидаемо стали соавторами и сочи-
нили песню мушкетеров, ибо каждый из нас в коллективе носил
имя одного из четверых героев. Я был Арамисом, а Димка – Ато-
сом. Д’Артаньяна и Портоса, убейте, не вспомню, а вот фрагменты
совместного «шедевра» берусь восстановить по дырявой памяти:
Атос сидел весь день в таверне
И пил всегда одно вино,
Но, мушкетеры, вы поверьте:
Его не трогало оно.
Затем следовал не слишком миролюбивый припев:
Что вам рассказать про мушкетеров?
Мушкетеры – парни первый класс,
Ну, а если кто «потянет мазу» –
Что тогда останется от вас?!
Обожали мы смотры художественной самодеятельности. Не забыть,
как Димка-пират страшно поводил очами и впечатляюще рычал:
«Пятнадцать человек на сундук мертвеца…». А интермедия, где я
играл медсестру, а он — укушенного собакой Бобиком гражданина
Бобкова, неизменно срывала аплодисменты у благодарной аудито-
рии: «Укушенный, значит Ваша фамилия Бобик, а укусил Вас Боб-
ков?». Можно подумать, никто ничего смешнее в жизни не слышал.
Должен заметить, мушкетеры-ясновцы побили рекорд героев
Дюма-отца, так как те встречались двадцать и десять лет спустя,
а моя дружба с Димкой или Митькой (так называл старшего бра-
тика Борька, тогда восьмилетний) длится более полувека. Прав-
да, с появлением интернета она приняла эпистолярную форму,
учитывая, что уже двадцать пять лет мы живем в разных странах:
Димка – в Израиле, а я – по-прежнему в Киеве.
Мне тепло вспоминается о друге. То я, как в тумане, вижу на пио-
нерской линейке Кимельфельда, харизматичного председателя со-
вета дружины лагеря (большой начальник!), с тремя нашивками
на рукаве рубашки, а себя, на голову ниже и рангом, и ростом –
рядом, с барабаном на шее. А еще через много лет, с трудом попав
на его концерт, не удержался и послал старому товарищу записку:
Милый Димка, три десятка лет
Я поклонник твоего таланта,
И поэтому входной билет
С гордостью купил у спекулянта!
И уже абсолютной реминисценцией представляется мне довоен-
ный Крым, где, как выяснилось, познакомились и дружили во-
семьдесят лет назад наши покойные ныне отцы. Правда!
Напоследок я вас удивлю – до сих пор помню тогдашний Димкин
шестизначный номер телефона: Д-2-38-31. Он забыл, а я помню.
Хотите – верьте, хотите – нет.»
Борис Еромицкий, старый друг,
всегда доброжелательный читатель и слушатель.
Благодарим Бориса за интересный рассказ и продолжаем наше
повествование.
Возвращаемся в1983 год. К микрофону в зале ДК «Арсенал» вы-
ходит легендарный Дмитрий Кимельфельд. Образ Дмитрия меня,
конечно, впечатлил! В самой фигуре Кимельфельда чувствова-
лась мощь, а от его бороды, словно у Карла Маркса, веяло силуш-
кой былинной. Восторг зрителей от Дмитрия Кимельфельда был,
вероятно, схож с восхищением питерских рабочих, когда Ленин
толкнул свою историческую речь с броневика.
А как Кимельфельд запел:
Вот забава, так забава, и весела и кровава!
Всё смешалось – смерть и слава,
Ну, держись!
Зал просто утопил Дмитрия в аплодисментах, а я с той минуты
стал горячим поклонником его творчества.
После концерта я благодарно жал руку Саше Мернику. Благодаря
Александру, я соприкоснулся с волшебным миром киевских бардов.
Саша Мерник и сам тогда принимал активное участие в бардов-
ском движении, однако у Александра постоянно возникали про-
блемы с руководством КСП (Клуба Самодеятельной Песни). Уж
больно острый язык был у Саши и, слишком крамольные мысли он
высказывал публично. Творчество Александра Галича популяри-
зировал, а за это можно было схлопотать большие неприятности.
Что интересно, с Галичем была лично знакома мама моего школьно-
го товарища Игоря Лысенко Элеонора Натановна Рахлина. Она была
не только известным киевским экскурсоводом и возглавляла истори-
ко-краеведческое объединение «Летопись», но ещё и очень любила ав-
торскую песню. В квартире Элеоноры Натановны пели Кукин, Кляч-
кин, Никитины, Розенбаум и другие знаковые фигуры отечественного
андеграунда, которым она помогала с организацией концертов.
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Юрий Никулин - Куплеты
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Проект «Наши песни в Германии»
Музыкальный марафон «Ээхх, Разгуляй»-2017!
Михаил Загот даст концерт в Москве
Александр Звинцов 18 ноября большой сольный концерт
4 ноября концерт группы «Гранды» в Санкт-Петербурге
Лучшее за месяц