18+
Все новости

Николай Расторгуев: Пару раз я был на зоне

Николай Расторгуев: Пару раз я был на зоне

В офисе Игоря Матвиенко на Волгоградском проспекте все по-домашнему.
Когда я туда пришел, хозяюшка этой обители варила щавелевый суп на курином бульоне. Так мне показалось. Она меня напоила чаем, и я наконец-то согрелся.

Здесь было очень тепло и уютно. Неприметная квартира на первом этаже. Заваленная письмами для "Иванушек Интернешнл". Стены увешаны инсталляциями из обложек компакт-дисков и других раритетов. На видном месте под стеклом две маечки. Белая с подсолнухами - "Иванушек" и черная - "ЛЮБЭ".
До кольцевой дороги метров пятьсот. Дальше начинаются Люберцы - "Зона Любэ".

"ЛЮБЕРЕЦКИЕ МОСКВИЧЕЙ НЕ БИЛИ, ОНИ БИЛИ ДЛИННОВОЛОСЫХ".

-Во многих ваших песнях так или иначе звучит тема Москвы: Черемушки, станция "Таганская", Тверская, Замоскворечье. А вы ведь родились не в Москве. Раньше, помнится, люберецкие ездили в столицу бить москвичей. Что для вас Москва? Она для вас родная?
- Во-первых, люберецкие ездили бить не москвичей - они ездили бить длинноволосых. И не важно, кто это был. (Эге-ге! - присвистываю я про себя. Досталось бы мне на орехи с моими-то рыжими вихрами, попадись я ему в ту пору под горячую руку.) Обычные молодежные хулиганские выходки.
Я ведь долгое время жил в Лыткарине. Учился в местной школе, первый раз женился. И, собственно говоря, первая часть моей жизни прошла там. В самих Люберцах я жил недолго - лет пять. Но тем не менее я учился в институте в Москве. И нельзя сказать, что я не москвич.
Люберцы - это же пригород Москвы. Большая часть его населения работает в столице. Эти городишки просто приросли друг к другу. Но я с гордостью могу сказать, что я все-таки москвич - это для меня родной город.

- Родной город - как мама или папа?
- Мамой обычно называют Одессу, а папой - Ростов. Москва же - это огромный и сложный город, и все, что происходит в этой стране - тусовки, деньги, - все вращается вокруг нее.
Честно говоря, в нашей стране всего два таких города - Москва и Санкт-Петербург, но даже Петербург уже стал провинцией. Для меня несомненно, что Москва выбилась в лидеры. Когда я приезжаю в любой другой город и меня спрашивают: "Ты откуда?", я с гордостью отвечаю, что из Москвы. Я ведь каждый день проезжаю по ее улицам. Но по большому счету я не задумывался, что для меня Москва.
Вот у Булата Окуджавы есть целый цикл стихов, посвященных Арбату. Это его Москва. Для меня она, наверное, другая. Я хоть и не рос на московских улицах, но провел на них большую часть своей молодости.

- Я недавно разговаривал с одним музыкантом, и он мне сказал очень неожиданную вещь. "Я не знаю, с чем войду в XXI век. Мне кажется, что для нового тысячелетия я уже старый".
А вас не пугает приближающаяся эра Водолея? Творческие люди и музыканты в частности ищут какие-то новые стимуляторы для своего творчества. Это некая попытка расширить свое мировосприятие, найти новую форму? Вы об этом не задумывались?
- Я бы не сказал, что я все время заглядываю в будущее. Жизнь складывается так, что мы все живем сегодняшним днем. И я не задумываюсь, что будет через пять, десять лет. Меня совершенно не пугает наступление нового тысячелетия. Эра Водолея, как вы говорите. Тем более я тоже водный знак - Рыбы. Я, похоже, смогу в этой эре сориентироваться, по всем астрологическим пирогам.
А что касается нашего творчества. По крайней мере, мое поколение не связано с наркотиками в той мере, как сегодняшняя молодежь. Что там у нас было?! Алкоголь, конечно. В подъезде портвейн, потом водка - больше ничего же не было! А когда появилось разнообразное спиртное и полки баров стали украшать не пустыми бутылками с иностранными этикетками, а настоящими напитками, уже охота пропала. Многим уже здоровье не позволяет - напились в свое время некачественной водки и портвейна.
Поэтому с наркотиками в группе "Любэ" не сложилось. И открывать для себя с помощью наркотиков новые горизонты, я думаю, уже не имеет никакого смысла. У нас достаточно определенное направление в нашем так называемом творчестве...

- А почему вы говорите "в так называемом творчестве"?
- Ну, это я так иронизирую. Я вообще не люблю патетики. "Наше творчество", "мы творим". Мы работаем на концертах, мы работаем в студии звукозаписи. Для меня это рядовая работа. Со стороны, может быть, кажется, что люди творят, что происходит что-то необыкновенное, но поверьте, это достаточно обыденная деятельность.
Я общался со многими драматическими артистами, киноактерами. У каждого своя кухня - у журналистов, у актеров, у музыкантов, да у той же самой публики. И, конечно, всю закулисную жизнь показывать нет никакого смысла, да и, наверное, нельзя. Потому что разрушается некий миф, имидж.
И все-таки это такая же работа, как у всех. Трудная. Тяжелая. Изнурительная. Поездки, бесконечные спектакли. Те же съемки в кино - насколько муторное занятие. И вот когда из всего этого получается хороший материал и появляются хвалебные статьи, тогда и начинается раскудрявливание всего этого дела.

- Но, согласитесь, творческие люди как никто болезненно воспринимают критику в свой адрес. Ведь все равно в любую работу ты стараешься вложить хоть немного себя самого. Иначе зачем все это?
- Безусловно. Артисты - они ведь как дети, их нужно хвалить почаще, и они будут лучше работать. Знаете, есть такая шутка: "Вы побольше аплодируйте, а от того, как вы будете это делать, зависит качество нашего выступления".

- Есть такое утверждение, что в России живут не по закону, а по справедливости. Вы ведь бывали на зонах. У вас есть даже фильм под названием "Зона Любэ". Ну а вы сами можете оправдать преступление?
- Я был пару раз на зонах с концертами. Думаю, что большая часть людей, которая сидит там, осуждена по так называемым бытовым преступлениям.
Добропорядочный гражданин, слесарь-выпивоха, где-то с друзьями напился и из-за приступа ревности пырнул кого-то ножом. И его сажают на пятнадцать лет. Хотя человек, когда протрезвел, осознает всю свою вину, рвет волосы на голове.
Но есть другие люди - сознательные преступники. Самое странное, что большинство из них умудряется уйти от правосудия. В этом смысле существует некоторая несправедливость. Но я точно знаю, что многих людей можно простить за какие-то допущенные проступки. Но это, наверное, все-таки зависит от нашего законодательства.
И потом с чисто эмоциональной точки зрения. Как народ на кухне говорит: "Кровь за кровь, глаз за глаз". А ведь это очень расхожая точка зрения. Но с точки зрения закона - совершенно другой расклад. Все знают, что человек - бандит, мафиозо, а на него ничего нет. И его даже взять не за что. Об этом же очень много фильмов снято. И в Голливуде, и у нас.
Я не оправдываю преступление, но оно бывает неумышленное. Когда человека просто загнали в такие обстоятельства, что он вынужден пойти на это. А он вполне нормальный товарищ, никогда не преступавший закон.

- В следующем году "Любэ" исполняется 10 лет. Вы что-то планируете по поводу своего юбилея?

- Десять лет все-таки дата. Для любого вокально-инструментального ансамбля или группы, как сейчас говорят. В наше время тех, кто так долго держится, можно по пальцам пересчитать. Это достаточно серьезный рубеж.
Выпущено пять альбомов, не считая сборников. Где и когда будет происходить празднование, точно еще не известно. Как вы сами понимаете, многое упирается в финансовую сторону. Найдем деньги, будем праздновать - многое ведь от нас даже не зависит.

- Эти десять лет для вас были удачными?
- Я не жалуюсь на судьбу. В "Любэ" началась моя вторая жизнь. Началась моя карьера. И я вполне доволен, что так случилось.
По сравнению со многими группами у нас очень удачная судьба. Пока!

- Когда Игорь Матвиенко решил заняться "Иванушками", в вас не взыграла творческая ревность? Или вы это делали с ним сообща?
- Идея у него родилась еще давно. Поскольку он создал продюсерский центр, его название нужно было оправдывать. Не только же "Любэ" нужно продюсировать. "Любэ" уже спродюсировано, и это дело просто нужно поддерживать на должном уровне.
Он захотел сделать "Иванушек" вместе с Рыжим (солист "Иванушек" Андрей Аполлонов-Григорьев. - Прим. авт.). С Рыжим мы давно знакомы, года с 90-го. Так получился проект "Иванушки Интернешнл", по-моему, очень удачный. По крайней мере, раскрутился молниеносно.
У Игоря есть потрясающее качество. Он всегда немножко заглядывает вперед. И с конъюнктурной точки зрения, и с точки зрения музыкальной. По-моему, это одно из самых главных качеств настоящего продюсера.

- Живо еще расхожее выражение, что если хочешь делать дело с другом, потеряешь и то, и другое.
- Наверное, все-таки не дело, а деньги. Деньги обычно ссорят людей. Само дело обычно сближает. А вот деньги, которые от этого дела получаются, это да. Какие-то круглые средние суммы. Если кого-то начинает душить жаба, то в конечном итоге и делу конец. Но, слава Богу, у нас с Игорем не возникает подобных эксцессов. Все чин чинарем!

- Монтень говорил: "Король от крестьянина отличается только штанами". Очень мудрое выражение. Вы сами просты в общении?
- Мне трудно так себя оценивать. Но думаю, что я достаточно прост в общении. Другое дело, что я иногда уклоняюсь от встреч. Из-за нехватки времени или из-за неумения его спланировать.
Я никогда не считал себя снобом, человеком со звездной болезнью. Всякие звездные штучки вышибались из меня еще в молодости старшими товарищами. Я ведь с 78-го года на сцене. Я же очень взрослый. И по возрасту, и в самом этом деле. Поэтому меня сшибить славой или еще чем-то трудно.
Вся страна знает меня и мои песни, но я голову от этого не теряю в отличие от молодежи. Выпустил одну песню-хит, и уже звезда. Так не бывает.

- Сейчас на "Мосфильме" заканчиваются съемки нового художественного фильма. Это мюзикл по пьесе Островского "На бойком месте". В заглавных ролях там снимались вы, Алексей Кортнев, Валдис Пельш. Это ваша первая работа в кино. Каковы ощущения?
- Мне очень понравилось. Хотя было очень трудно. Для меня это дело новое. Уже прошло озвучение. Вчера ездил на "Мосфильм", смотрел, как наши знаменитые умельцы делают шумовые эффекты. Скрип замков, шаги. Все в руках женщин, которые проработали там уже лет тридцать. Мастерицы!

- И до сих пор все это осталось на таком примитивном уровне.
- Они, действительно, все делают руками. Эффект цоканья копыт достигается с помощью пластмассовых чашечек - ими стучат либо по дереву, либо по земле.
Этот фильм очень музыкальный. На музыку Геннадия Гладкова. Мы там все песни поем. В конце ноября - начале декабря будет премьера.

- Я знаю, что вы поклонник "Битлз", "Дип Пепл", "Лед Зеппелин". У вас не возникает желания поиграть хотя бы себе в удовольствие ту, старую музыку?
- Конечно, возникает. Мы иногда это играем на саундчеке. Просто для себя.
Существуют очень хорошие старые выражения "снять", "один в один". У нашего поколения были кумиры. Тот же Ритчи Блэкмор. Все сольные куски из него мы снимали один в один. В те годы лучшим учителем был магнитофон.
Все начинают с обезьянничанья. Сперва учились копировать, а потом потихонечку начинали проявлять самих себя.

- Но многие копируют всю свою жизнь и играют по кабакам чужие песни.

- Это да. Кому как Бог на душу положит.

- То есть успех случаен?
- Элемент случайности есть, но не надо сбрасывать со счетов, что просто так никуда никого не берут. Надо заслужить, чтобы тебя слушала публика, чтобы она покупала твои кассеты. Прежде всего надо уметь быть понятным.
Существует коммерческая музыка, которой мы занимаемся. Но в нашем случае эта коммерческая музыка очень близка народным массам. Это некие традиции, которые наш продюсер и композитор Игорь Матвиенко не забывает. Мелодика. Мотивчик, близкий народу.
А есть некоммерческая музыка, которую у нас делает кучка людей. Выпускают минимальными тиражами свои пластинки и в этом видят свой кайф. Остальная же масса безмолвствует. Это обычная история, кстати говоря, для всего мира.

- Я для себя сформулировал такое понятие, как русская гармония. Три основных аккорда: ля минор, ре минор, ми мажор. У американцев есть своя гармония. Достаточно послушать нашу эстраду, чтобы понять, что играется достаточно стандартный набор аккордов.
- На языке профессионалов это называется квинтовый круг. Он играется везде - и здесь, и там. В его основе лежит три-четыре аккорда. Другое дело, как их разнообразить.
Но постоянно эксплуатировать эту тему грешно. Сейчас это у нас называют городской романс, русский шансон. А ведь это обыкновенный пресловутый блатняк. И поется он нарочито хриплыми голосами. Соответственно, тематика подходящая.
Эту музыку я очень не люблю, меня от нее воротит. Вот там и есть эти три блатных аккорда.
Станислав КОМАРОВ. Московский комсомолец, 4.10.1998
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Николай Расторгуев
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Алик Фарбер - Улица
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция