18+
Все новости

Никита Джигурда: В моих песнях - формула любви

Никита Джигурда фото

Они сидят передо мной - два Никиты. Один - Высоцкий. Второй - Джигурда. Первый до безумия похож на своего знаменитого отца. Второй - тоже. Но по-другому. Вот уже тридцать лет Джигурда поет - точнее, хрипит - его гениальные песни. Один долгое время боялся знакомиться со вторым - чтобы не разочароваться. Другой страстно к этому стремился. Чтобы знакомство свершилось, Джигурде нужно было выпустить этот диск - на нем он поет песни великого барда, в том числе восемь ранее неизвестных. И если раньше Высоцкий-младший говорил, что не знает, как относиться к этому дежа-вю, то теперь признается, что понял, что ЭТО ХОРОШО.

Потому что главное исполнительское качество Джигурды - щемящая искренность и открытость, а вовсе не 'похожий' хриплый голос, констатирует Высоцкий-младший. То, чем, собственно, и привлекал неповторимый Владимир Семенович Высоцкий. - Никита, как все-таки получилось, что вы запели голосом Высоцкого? - Я рос в Киеве. В тринадцать лет я взял гитару в руки, и брат Сергей показал мне аккорды. Первая песня, которую я сыграл на гитаре, была песня Высоцкого На братских могилах не ставят крестов. И до девятнадцати лет выучил весь репертуар Высоцкого. В период голосовой мутации - в 17-19 лет - пел нижним хриплым голосом и его песни, и просто блатные... Когда мне было девятнадцать, Высоцкий перешел в мир иной. Голос внутри меня сказал: Ты должен продолжить. Я написал мистическое стихотворение о том, как гитара выходит из морга, идет ко мне, просится в руки и говорит: Ты должен продолжить это дело. Никому ничего не говоря, я взялся за гитару, и те песни, которые я пел в кругу своих друзей, я стал выносить на зрителя на Ваганьково, а также перед Театром на Таганке. Я пел везде то, что мне нравилось, и то, что я хотел петь. Меня стали забирать в милицию, исключать из института, таскать по КПЗ, КГБ... Все это повлияло тогда на мой голос. Связки, как мышцы, приняли ту форму, которую я им придал.

- Но вы были не одиноки - у Высоцкого оказалась масса подражателей в нашем шансоне...
- Да, если вся эстрада у нас выросла на Пугачевой или на Аллегровой, то почти весь шансон поет сиплыми, хриплыми голосами, перепевая темы раннего и среднего Высоцкого. Я же изначально поставил себе целью продолжить Высоцкого. Я соединил тогда открытость Галича и надрыв Высоцкого. Я понимал, что бессмысленно повторять Высоцкого, петь эзоповым языком. Настали уже другие времена. Мне ломали пальцы, исключали из института... - За Высоцкого? - Не только - за мои антикоммунистические песни тоже. Прямым текстом в 81-м году - дворняги из КГБ, политические б..., политпедерасты и так далее... Я пел в открытую на площадях, и для меня не было вопроса - похоже это на Высоцкого или нет. Мне нужно было сказать то, что у меня болело.

- Тогда говорили, что, вот, еще один подражатель Высоцкому...
- Говорили те, кто меня не знал, кто воспринимал лишь внешнюю форму. Я же знал, как меня принимали люди, я знал свой путь. Я в себе был уверен всегда. Даже ребята из КГБ, которые сначала ломали мне пальцы, а потом признавались в любви: 'Ты пойми, нам жалко будет, если ты пропадешь. Ты в открытую лепишь такие вещи, которые ни Высоцкий, ни Галич себе не позволяли. И ты знаешь, чем закончил Галич... Это был путь революционера. Не шучу. Евгений Рубенович Симонов, в очередной раз восстанавливая меня в Щуке, говорил: 'Слушай, я за тебя поручился в КГБ... Мальчишка, дурачок, ну ты пойми, или революционера', или актер. Выбирай. Это две разные профессии. Ну, честное слово. Вот я прихожу в Министерство культуры. Знаешь, сколько там говна? Ну я же терплю!' И я терпел, потому что знал: потерплю два года - буду играть Сирано де Бержерака, все роли, в которых уже смогу душу нараспашку... А педагоги говорили: 'Да он ненормальный, его надо отчислить за профнепригодность. Если он будет играть Отелло, задушит Дездемону!' Когда мня в институте восстановили в третий раз, ректор Владимир Этуш лично попросил нигде - ни на конкурсах, ни на площадях не петь свои частушки. Я пообещал. А окончив институт в 89-м году, тут же спел в прямом эфире утренней передачи: Перестройка, перестройка, Большевизму все, звездец, Потому что Ельцин Борька Показал им всем конец. Он теперь не коммуняка, И пора из той клоаки Честным членам выходить, Чтобы членами не быть... Меня, конечно, запретили - компартия была еще у власти. Это цветочки. Были у меня и похлеще вещи, после которых люди подходили и говорили: 'Мы боимся слушать. Вы не боитесь петь?' Я отвечал: 'Я в этой жизни ничего не боюсь'.

- Никита, вы сейчас поете не только Высоцкого, а странные песни - и простые, и философские одновременно...
- Я стремлюсь к такой своеобразной мини-мистерии... И приглашаю зрителей в ней участвовать. Мы в этой жизни превращаемся в прагматиков, мы, взрослея, перестаем верить в сказки. И если увлекаемся музыкой - то чаще всего на дискотеках, попсовыми песнями, которые не несут элементов сверхсознания.

- А ваши что, стало быть, несут?
- Во всех моих песнях, во всех моих слоганах присутствует акцент на сверхсознание. Не зря же мой последний альбом называется: 'Иллюзии любви от Фрейда к Юнгу'. Я знаю, что можно бесконечно копаться в нижних телесных проблемах или в подсознании... Этим собственно и занимается попса: - Вы ее отрицаете? - Я не открещиваюсь от нее. Потому что понимаю: попса - это тусклое отражение высшего космического принципа любви. Значит, все-таки это хорошо? Попса - хорошо потому, что она все-таки противостоит кислотному и наркошному року, социальным агрессивным мотивам.

- Вы считаете свои песни духовными?
- Я считаю все песни духовными - а не только церковные. В этом мире все духовно. Космос - это мы. Небо - это мы. Мы сами частичка космоса, которая вмещает в себя весь космос. По законам генетики на генном уровне... Вопрос в степени духовности.

- Но мне кажется, некоторые ваши песни чересчур уж серьезны...
- Это кажущаяся сложность - в сравнении с эстрадой - жевательной резинкой и десертом: На самом деле песня для меня - результат долгого поиска. Когда-то и Бердяев, и Соловьев, и Федоров высказывали мысль о том, что искусство, не затрагивающее и не адаптирующее высшие философские находки, научные открытия до массового сознания, перестает быть искусством по большому счету и становится 'нас возвышающим обманом'. Вы говорите, что это сложно. Обычно неподготовленный зритель воспринимает меня на уровне интуиции, на уровне сердца. Во всех моих стихах и песнях - закодированная формула любви. - Но не смогла спасти себя от шоу-бизнеса. Вам, наверное, непросто с такими взглядами жить в социуме... - Нет, мне в социуме в последнее время очень просто жить. Мне очень непросто было пять лет назад, после моих голоданий и вегетарианства... За пять лет у меня был год голода, полтора года сыроедения - без мяса, рыбы, на одних фруктах, овощах, пророщенном зерне...

- Ужас какой. Что вы пытались доказать?
- Я доказывал прежде всего себе, что человек может существовать на вегетарианской пище... Тогда я снимался в третьей серии 'Любить по-русски'. И был накачан как бык - люди не верили, что я не ем мяса. А потом я доголодался до такой степени, что... мне стало скучно в этом мире. То, что я знал внутри, я не мог передать миру в адекватной форме - в словах, в стихах. У меня не находилось слов для описания... - Это же опасно... - Это опасно, как любая идея, философия, наука - если ты в нее входишь фанатично. Опасно быть фанатом своей работы, даже вне религии... Если ты фанат работы - ты ничего не замечаешь вокруг себя... Если ты относишься к ней как к части своей жизни - важной, но умеешь иронизировать, посмеяться над собой, своими воззрениями, это тебя спасет. Я пришел к этому. Жизнь научила меня относиться ко многому с юмором - потому что в какие-то моменты я подошел к тому, что не могу жить в этом мире. И не потому, что мир меня не принимал - мир мне давал работу, но ту, которую я не хотел делать, которую мне скучно было выполнять. Мне предлагали играть героев - разбойников, кобелей-соблазнителей. А мне было скучно - я понимал, что это иллюзия, заблуждение...

- А вы не кокетничаете? Ведь все знают, что актер - это зависимая профессия...
- Я никогда не был актером в этом смысле. Я оказался в Щукинском театральном институте с подачи Юрия Любимова - на Таганке я репетировал все роли, которые играл Высоцкий, кроме Гамлета. Я без экзаменов практически был принят в Щуку, а также к Евгению Симонову, в Театр Вахтангова: И сразу же почти со всеми педагогами, кроме Симонова, возникли конфликты. - Почему? - Потому что во мне хотели видеть актера, который должен уметь играть все! Я говорил: значит, я не актер. Меня не интересует ВСЕ. Меня интересует то, что меня волнует.

- Мало кто из режиссеров это потерпит...
- Мало кто и терпел, но мне везло... Я заканчивал институт горьковским Егором Булычевым, мне и потом доставались роли особых личностей - буйных, свободолюбивых, энергичных... Для того, чтобы их воплотить, нужно было что-то иметь внутри. Я играл Антониия, Сирано де Бержерака, Геракла в запрещенной пьесе Михаила Рощина 'Седьмой подвиг Геракла', в кино - первого российского диссидента и эмигранта Андрея Курбского, народного мстителя в фильме 'Раненые камни', бывшего летчика-фермера в 'Любить по-русски'. Я играл роли волевых людей и тех, кто не боялся идти против течения.

- Играли себя?
- Безусловно. Да, я могу быть разным, но разным в своей заданной идеологии. Сегодня же из касты воинов в чистом духе я перешел в так называемую касту жрецов...

- Вы серьезно?
- Но это же психология! Возьмите Юнга и посмотрите эти архетипы, разделения человеческого сознания.

- А я-то думала, что вы перешли в касту поэтов...
- Я пишу стихи для того, чтобы не говорить все то, что я сейчас говорю. Долгоне соглашался их издать, потому что чувствовал, что не сказаны главные вещи. Наконец, после 48-дневного голода, согласился - показалось, что пора. А сейчас это уже устарелая информация, и я готовлю к изданию новую книжку стихов...

- Что изменилось в вашей жизни с рождением ребенка?
- Все. Рождение ребенка оставило меня в этом мире. Три года назад я реально думал уходить из этого мира путем так называемых посвященных - уходя в длительный голод на 70-90 дней и переходя в другой план...

- Страсти какие... Это же грех...
- Это грех, если вы накладываете на себя руки. Грех с точки зрения ортодоксальной религии - убить себя. А попробуйте поголодать десять-двадцать-тридцать-сорок дней! Какой же это грех?

- Никита, вернемся к ребенку... Почему вы так интересно его назвали Артемий-Добровлад?
- Сокращенно мы его называем Арти. Артемий - имя светское, Добровлад - крещеное. Двойное имя, двойная фамилия - Джигурда-Павелковский...

- А Яна разделяет ваши убеждения?
- Если бы Яна не разделяла мои убеждения, мы бы не были вместе. Она окончила университет, она искусствовед. И все, что я знаю, она знает тоже...

- Вы все еще вегетарианец?
- Нет, три года назад вышел из аскезы... Я сейчас ем и рыбу, и мясо, пью разбавленное вино, но с определенными формулами. То есть с определенным актом посвящения...

- Как у вас все непросто, Никита...
- Да что тут непростого? Потрясающе! Как будто вы не знаете о том, что американское общество, включая парламент, перед едой читает молитву! Что в культуре Руси всегда перед трапезой читалась молитва - формула любви. Ежедневно перед каждой едой и перед сном занимаюсь определенной психофизической практикой. Эта система безопасности помогает мне вот уже восемь лет не пить водку и не желать ее пить. Ни наркотики, ни сексуальные связи на стороне, ни алкоголь... Хотя все перечисленное я не считаю грехом и плохим. Все это опыт человека, который имеет право через все это пройти, чтобы понять, что это иллюзия и есть более действенные способы релаксации и кайфа.

ДОСЬЕ
Никита Джигурда - бард, актер, режиссер. Родился 27 марта 1961 года. Окончил Театральное училище им. Б. Щукина (1987, курс Е. Симонова). В 1987-1989 - актер Нового драматического театра, с 1994 - актер Театра Рубена Симонова, с 1991 - актер театра 'У Никитских ворот'. Снялся в картинах 'Откровение Иоанна Первопечатника' ('Иван Федоров') (1991), 'Счастливого Рождества в Париже!' (1991), 'Винт' (1993), 'Супермен поневоле, или Эротический мутант' (режиссер, сценарист, композитор, 1993), 'Любить по-русски' (1995), 'Под знаком Скорпиона' (1995), 'Ермак' (1996), 'Любить по-русски-2' (1996), 'Любить по-русски-3', 'Губернатор' (1999), 'Тонкая штучка' (1999). Семья: жена Яна Павелковская, сын Артемий-Добровлад (3 года).
Наталья БОБРОВА. Вечерняя Москва. 02.08.2004
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Никита Джигурда
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Интеграл - Про Подол
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
Фоторепортаж с юбилея Алексея Адамова в трактире Бутырка
Гера Грач на съемках студии Ночное такси
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция