18+
Все новости

Марк Фрейдкин

Все статьи о: Марк Фрейдкин
Дата рождения: 14 апреля
Год рождения: 1953
Дата смерти: 4 марта
Год смерти: 2014
Место рождения: Таджикская ССР
Профессия, кредо: поэт, прозаик, переводчик, автор и исполнитель
Марк Фрейдкин

Цепь событий культурной жизни нашего общества, приведших коллектив "Марк Фрейдкин и группа "Гой" к его нынешнему виду, составу и состоянию, до последней крайности сложна, запутана и прихотлива. Началом этого долгого и славного пути можно, пожалуй, считать далекий 1974 год, когда Марк Фрейдкин и Сергей Костюхин сделали первые шаги в совместном литературном и музыкальном творчестве (каковому эпохальному событию, кстати говоря, в этому году исполняется 25 лет). Впрочем, в то прекрасное, но, увы, невозвратное время они еще практически не сочиняли собственных песен (за исключением каких-то не слишком серьезных и не имеющих самостоятельной художественной ценности текстов "на случай", которые писались на мелодии популярных песен тех годов), а пытались худо-бедно интерпретировать произведения из репертуара Г. Белафонте, Ж. Брассенса, Т. Бикеля и других любимых ими исполнителей. Однако, надо признать, что, ввиду весьма слабой профессиональной подготовленности наших героев и их, мягко говоря, легкомысленного отношения к делу, ничего сколько-нибудь достойного из этого не вышло и на протяжении нескольких лет их бьющая ключом творческая энергия находила выход лишь в довольно, впрочем, многочисленных "кухонных концертах" в кругу друзей и знакомых.

В 1976 году в маленький коллектив влились гитарист Алексей Злодеев (не путать с его родным сыном, а впоследствии - приемным сыном М. Фрейдкина, Дмитрием Злодеевым, которого тогда еще не было на свете) и контрабас-балалаечник Борис (Борух) Шапиевский (ныне популярный в Москве врач-гинеколог). Новая группа получила название "Лыковые струны", и репертуар ее составляли преимущественно американские баллады и разнообразный псевдорусский фольклор. Имело место большое количество напряженных репетиций и малоцензурных и не всегда трезвых творческих дискуссий, а также несколько не слишком успешных концертов. Пожалуй, единственным подлинно художественным достижением того времени можно считать домашнюю запись "Песни про деревянную ногу", которая сохранилась в архивах, но из-за крайне низкого качества ни в коем случае не может быть вынесена на суд взыскательной публики. Постепенно деятельность группы "Лыковые струны" в силу органических причин сама собой сошла на нет. Но вскоре (в 1977 году) С. Костюхин, работавший к тому времени школьным учителем и будучи с отроческих лет фанатичным аматером группы "Beatles", сколотил из своих тогда еще несовершеннолетних учеников - Александра Шершнева, Александра Платонова и Алексея Клочкова - которым он, обладая ярко выраженным педагогическим талантом, собственноручно привил задатки игры соответственно на гитаре, бас-гитаре и ударных, рок-группу, названную "Переходный возраст" и специализировавшуюся почти исключительно на произведениях "Beatles", "Doors" и "Rolling stones" (разумеется, на языке оригинала). Немного позже к группе примкнул и М. Фрейдкин, хотя его участие, в силу не очень горячей приверженности к рок-музыке, носило скорей идеологический и воспитательный характер. Зато к этому времени относятся его первые, тогда еще весьма немногочисленные оригинальные произведения ("Запоздалый романс") и первые (еще совсем слабые) переводы из Ж. Брассенса. Кроме того, находясь под сильным влиянием творчества Эвы Демарчик, М. Фрейдкин в начале 80-х годов написал цикл песен для голоса и струнного квинтета на стихи А. Мицкевича, И. Бунина, Б. Пастернака, О. Мандельштама и свои собственные ("Я ее не люблю", "Разлука", "Романс под гитару", "Романс под мандолину" и др.). Группа "Переходный возраст" влачила вялотекущее и не отмеченное сколько-нибудь серьезными художественными достижениями существование чуть ли не до 1986 года, но активный период ее деятельности завершился еще в 1981-1982 годах - в последующие годы наблюдались только лихорадочные и малопродуктивные вспышки творческой активности. Тем не менее, в целом работа в составе группы не была для ее участников совершенно бесполезной - напротив, она во многом способствовала становлению личности, эманации духа и профессиональному росту - в частности С. Костюхин в дополнение к уже имевшемуся филологическому образованию окончил за это время музыкальное училище по классу гитары. Между тем, все эти годы отнюдь не прекращалось и только набирало силу совместное литературное и музыкальное творчество М. Фрейдкина и С. Костюхина. Поднаторев в эпистолярном жанре и в уже упоминавшихся песнях "на случай", друзья почувствовали, что начали перерастать рамки непритязательного любительского сочинительства, и их недвусмысленно потянуло на "нетленку".

И вот в 1985-87 годах появляются сначала "Песня про Машу и ее сучку", "День рождения", "Песня про Ларису", "Первая песня про Вэла" (М. Фрейдкин), "Ракин-рок" (М. Фрейдкин - С. Костюхин) - еще на чужие мелодии, а затем - уже на свои собственные - "Радость бытия", "Давно когда-то" (М. Фрейдкин), "Бабушка Ревекка", "Бывало на пленэре", "Песня про Филю", "Печальный Шура", "Песня о супружеской верности", "Песня про Диму" (М. Фрейдкин - С. Костюхин) и целый ряд других произведений, в том числе и дошедшие постепенно до кондиции переводы из Ж. Брассенса. Впервые за долгие годы начал складываться собственный оригинальный репертуар. Но тут (в 1986 году) "печальный Шура" (А. Платонов), окончивший к тому времени МАИ, был призван в доблестные ряды советских вооруженных сил, и все снова развалилось. Здесь, пожалуй, следует сказать, что полноценной реализации группы препятствовало множество различных факторов: низкая музыкальная подготовка участников, крайне слабая материально-техническая база (отсутствие инструментов, аппаратуры, помещения для репетиций и проч.), принципиальная маргинальность участников группы, их неумение и нежелание идти на компромиссы с мрачной политической реальностью тех лет, неспособность руководителей (С. Костюхина и М. Фрейдкина) грамотно организовать репетиционный процесс, всевозможные личные и творческие противоречия внутри коллектива и многое другое. Все это, вместе взятое, приводило к тому, что деятельность группы носила спорадический характер и периодически прерывалась на довольно длительные сроки. Вскоре после возвращения А. Платонова с действительной военной службы, в 1988-89 годах в домашних условиях была произведена запись уже упомянутых и нескольких других шедевров, которая, несмотря на свой вопиюще низкий художественный и технический уровень и практически нулевой "промоушн", приобрела немалую популярность - нам рассказывали, что ее слыхали в лучших эмигрантских домах Нью-Йорка и Тель-Авива, оксфордский профессор Дж. Смит использовал ее в качестве пособия по современному русскому языку и еще сравнительно недавно на Горбушке продавались ее пиратские копии. А затем в работе группы и в совместном творчестве М. Фрейдкина и С. Костюхина наступил весьма значительный перерыв. С. Костюхин и А. Платонов (также поступивший к тому времени в музыкальное училище и с годами окончивший его) стали по совместительству преподавателями гитары и ресторанными музыкантами, А. Шершнев и А. Клочков отошли от активных занятий музыкой, а М. Фрейдкин глубоко погрузился в пучины литературной, издательской и книготорговой деятельности, продолжая, впрочем, в свободное от основной работы время от случая к случаю сочинять песни ("Собачья жизнь", "Шалунья", "Вот и лето прошло" (на стихи А. Тарковского), "Песня про Костю"). Как ни странно, но именно к этому смутному времени относятся первые упоминания в анналах истории названия "Гой" (это слово является не только русским былинным междометием - в еврейской традиции оно означает также человека любой национальности, но не еврея). Все началось с того, что в конце 80-х - в начале 90-х годов стихийно образовалась группа в составе: Полина Белиловская (вокал), Олег Белиловский (гитара), С. Костюхин (гитара), А. Платонов (бас-гитара), которая, благодаря незаурядному таланту П. Белиловской, с блеском исполняла идишисткие фольклорные песни. Первоначально эта боеспособная творческая единица соответственно своему национальному составу называлась "Полтора жида" (О. Белиловский - полукровка). Но позже ее стали называть "Полина Белиловская и инструментальное трио "Гой" (О. Белиловский - еврей по отцу, а, значит, по еврейским понятиям, тоже гой). Однако этот замечательный коллектив просуществовал очень недолго, поскольку вскоре супружеская чета Белиловских, совершенно безосновательно, на наш взгляд, убоясь роста антисемитских настроений в России, перебралась на историческую родину.

А тем временем в 1991 году произошло еще одно немаловажное событие: в своих странствиях по музыкальным подмосткам кабацкой Москвы С.Костюхин и А. Платонов познакомились с замечательным пианистом и аккордеонистом Андреем Кудрявцевым, который, также будучи вполне полноценным гоем, тем не менее чрезвычайно интересовался еврейской фольклорной музыкой. И в 1993 году под его руководством появился на свет инструментальный ансамбль в составе: А. Кудрявцев (аккордеон), А. Платонов (контрабас-балалайка), Борис Саакян (гитара), Вадим Мусников (кларнет), исполнявший разнообразную (но преимущественно еврейскую) фольклорную музыку и унаследовавший, по линии А. Платонова название "Гой". В 1994 году квартет выпустил одноименную кассету, а затем отправился в длительное турне по Европе, где весьма успешно подвизался на ниве уличного музицирования. Однако в самый разгар гастролей в группе произошел конфликт и от нее остались только первые двое. Таким образом, к середине 90-х годов все герои нашего повествования оказались в той или иной форме у разбитого корыта. Но в начале 1996 года неутомимые А. Кудрявцев и А. Платонов предпринимают очередную попытку реанимировать инструментальный ансамбль "Гой", для чего привлекают к сотрудничеству Владимира Тирона (саксофон, кларнет, флейта Пана) и Павла Сакуту (скрипка), которые позже приняли активное участие в записи первых двух альбомов коллектива "Марк Фрейдкин и группа "Гой"". Скажем сразу, что эта попытка в силу различных обстоятельств оказалась неудачной, но в какой-то степени именно она послужила толчком к дальнейшему развитию событий: услышав на одной из репетиций виртуозную игру нового состава ансамбля "Гой", М. Фрейдкин, уже к тому времени совершенно дошедший до ручки на посту директора знаменитой Книжной лавки "19 октября", возмечтал под старость лет увековечить свое имя и сделать более или менее пристойную запись своих бессмертных шедевров в сопровождении любимых музыкантов. Эта благородная идея встретила понимание у А. Платонова и А. Кудрявцева, и хотя вскоре ансамбль "Гой" последнего призыва прекратил существование, это не помешало ее участникам (см. выше) внести свою лепту в общее дело.

Более того, с 1997 года удалось привлечь к записи и С. Костюхина. Работа была долгой и местами мучительной. Достаточно сказать, что продолжалась она полтора с лишним года. На ее завершающем этапе к делу подключилась студия "Московские окна", которая взяла на себя полиграфическое оформление и тиражирование альбомов. И наконец, к концу 1997 года двойной альбом "Марка Фрейдкина и группы "Гой"" увидел свет. Конечно, не все в нем получилось так, как хотели авторы, но как бы то ни было, альбом имел бесспорный успех, хотя здесь следует оговориться, что существительное "успех" не всегда подразумевает прилагательное "коммерческий". Вдохновленные этим успехом М. Фрейдкин, С. Костюхин, А. Платонов и А. Кудрявцев решили даже начать концертировать, чего, между прочим, изначально не предполагалось. Концертная деятельность началась в ноябре 1998 года полным провалом в Институте землеустройства, однако, к счастью, это не стало системой и дальнейшие концерты (среди которых стоит отметить большой концерт в ЦДХ) проходили, если не всегда с аншлагом, то, по крайней мере, всегда с успехом. Все это побудило М. Фрейдкина и С. Костюхина возобновить свое совместное творчество, и в 1998-99 годах был создан целый ряд новых мастерписов: "Песня о зубном протезе", "Amour perdu", "Песня про Аню и Диму" "Большие серые глаза", "Вонючий скунс", (М. Фрейдкин), "Пизмон", "Наш учитель" (М. Фрейдкин - С. Костюхин). С 1999 года в состав коллектива влился юный Дмитрий Злодеев (эл. гитара) - приемный сын М. Фрейдкина и ученик С. Костюхина. В настоящее время "Марк Фрейдкин и группа "Гой" продолжают более или менее регулярно концертировать, а также напряженно готовят новый альбом, в котором будут представлены песни, не вошедшие в два первых.
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Больше по темам: Марк Фрейдкин
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Юрий Никулин - Куплеты
Опрос
На каких носителях вы чаще слушаете музыку?
Реклама
купить сигары
Афиша
В Калининграде 12 ноября 2016 года "Матросский концерт"
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 3
Михаил Бурляш дал первый концерт в Москве
В Калининграде прошел «Матросский концерт»
Съемки фильма-концерта "Ночное такси. Новое и лучшее" 29 августа 2016 года. Часть 2
Лучшее за месяц
Видео шансон
«Тум-балалайка» шагает по планете…
Кеша Гомельский записал песню памяти Вячеслава Стрелковского
Михаил Бурляш выпустил новый видеоклип
Ольга Роса - Газель
Жека (Евгений Григорьев) - Венеция